23 сентября 2017. Дивногорье — Костомарово

Назад



Спалось в раскачивающейся под порывами ветра машине необычайно хорошо и проснулся я рано. Позавтракал, перекурил с охранниками стоянки и отправился в село Дивногорье. Она рядом и даже полевая дорога туда есть, но она закрыта для посетителей и используется только для охраны. Поэтому поехал кружным путем, как ездят все.

В Дивногорье довольно легко нашел парковочную площадку, но ее страж долго подыскивал мне место, чтобы приехавшие потом автобусы не перегородили мне выезд. В результате я «спрятал» машину под деревом за будкой охраны.

От парковки идет широкая пешеходная дорожка до платформы электричек и места сбора экскурсантов. С этой площадки начинается лестница, ведущая к пещерным храмам и дальше в заповедник.

Церковь выдолблена в меловой скале, а часть стены выложена скрепленными раствором кирпичами из той же породы. Внутрь церкви попасть не удалось, поскольку туда пускают только экскурсии и в момент моего прохождения все было напрочь закрыто. Видимо еще просто рано.

Скала, в которой устроена церковь, испещрена «наскальной живописью». Часть надписей сделана уже давно, но встречаются и совсем свежие. Двери и окна церкви сейчас закрыты прочными металлическими решетками, которые хоть немного защищают от современных вандалов. А на окнах деревянные ставни от любопытствующих. Днем ставни распахнуты.

С площадки перед церковью хорошо видно русло речки с названием Тихая Сосна (приток Дона). Насмотревшись на церковь и окрестные поля с перелесками, поднимаюсь по склону дальше.

Дальше снова идет длинная металлическая лестница, которая поднимается на большую площадку над скальными останцами, где устроена церковь. Здесь тропа разветвляется — слабенькая тропинка ведет вдоль склона за меловыми скалами церкви, а основная дорожка с маркировкой ведет в заповедник, где расположены остатки Маяцкой крепости и другие достопримечательности. У начала дорожки табличка с просьбой не ходить по траве (змеи) и не покидать дорожки (заповедник).

От края площадки хорошо видна тыльная сторона меловых скал, в которых устроена церковь. Внизу просматривается также полотно железной дороги, изгибающейся вдоль берега Тихой Сосны.

Выбираю для себя торную дорожку в заповедник и иду по ней до лесопосадки. Здесь дорожка сворачивает под прямым углом влево и тянется так до самых табличек около валов Маяцкой крепости. Когда-то давно хазары организовали эту крепость на высоком берегу над Доном видимо для отражения походов князей древней Руси. Сейчас от этой небольшой крепости остались лишь следы земляных валов, да таблички с информацией и просьбой не ходить по валам.

В заповеднике обещаны еще разные достопримечательности, поэтому по маркированной тропе отправляюсь дальше. Практически у самых валов крепости располагалось Маяцкое селище, от которого остались только таблички у тропы. А на окраине этого селища было кладбище, которое на табличках называют Маяцким могильником. Кладбище обнаружили большое — около 3 га и на нем обнаружено около 1000 захоронений, из которых исследованы примерно 150. На поверхности, понятное дело, ничего от этих захоронений не наблюдается.

Дальше дорожка продолжает идти вдоль высокого безлесного берега Дона. Дальний берег заливной и покрыт густыми лиственными зарослями. А на высоком правом берегу заросшие травой просторы и только деревья защитных лесопосадок, да редкие деревца на обрывом высокого берега. Через некоторое время дорожка сворачивает вправо, удаляясь от Дона и уводит в редкие заросли лесопосадки. Здесь начинается геолого-палеонтологическая экспозиция «Детство Земли» с образцами пород разных геологических эпох. Здесь тоже проводят экскурсии, но нужна предварительная запись.

Экспозиция устроена просто — образцы пород разных эпох помещены в сетчатые контейнеры, а неподалеку положен стальной диск в названием породы и кратким описанием. Среди таких экспонатов устроен столик с песочными часами и расставленными по кругу «табуретками», чтобы посетители могли присесть. Немножко удивило отсутствие мусора, столь характерного для наших мест отдыха. Наверное убирают.

После каменной экспозиции тропинка выходит из лесополосы и дальше поднимается вдоль склона глубокой балки, тянущейся до самого Дона. Наверное весной по ней течет небольшая река, если таяние снега проходит бурно. Да и в дождь здесь тоже должны быть потоки воды.

По тропинке вдоль балки поднимаюсь к археологической экспозиции, где на ровной площадке представлены образцы хозяйственных строений и инвентаря разных времен. Мазанки, плетеные конструкции из камыша, сельскохозяйственные орудия. Обхожу все это по внешней стороне ограды, поскольку вход внутрь заявлен платным, а заплатить некому. Пока прошел примерно половину периметра, на велосипеде подъехал охранник заповедника поинтересоваться нежданным посетителем. К тому моменту желание заходить внутрь уже пропало и, поболтав с охранником, я отправился полевой дорогой в обратный путь.

Автомобильная дорога по полю достаточно хорошо накатана (по ней ездят сотрудники парка). Однако через некоторое время стало ясно, что она выводит непосредственно в село, а мне хотелось еще раз посмотреть пещерную церковь уже при другом свете, поэтому найдя какой-то автомобильный след в траве отправился по нему в направлении Маяцкой крепости.

Дойдя до тропинки, вернулся по ней к площадке над меловыми останцами и обошел скалы сверху. Однако ничего нового там не увидел — вся та же «наскальная живопись», Тихая Сосна, да донские просторы.

Пока я гулял по верху и спускался по лестнице, в церковь привели туристов и когда я спустился на площадку строгая дама предупредила меня, что в церковь пускают только экскурсии. Поскольку желания посетить эти катакомбы я не высказал, дама покинула меня, скрывшись в недрах. А я лишь сделал несколько снимков освещенной солнцем меловой стены и отправился к машине.

Дойдя до машины еще немного поговорил с охранником и выехав под его руководством из-за будки на дорогу, отправился дальше в Костомарово. Ехать там совсем недалеко — меньше 70 км и вскоре я уже был на площадке перед входом в монастырь. Посетителей здесь много, не в пример Дивногорью. Автобусы, микроавтобусы и просто легковые машины с людьми разного возраста из разных мест. Тут же, как обычно, крутятся продавцы всякой атрибутики и «святых» вещей. Мне тоже один такой сумел всучить «Молитвы оптинских старцев».

Монастырь восстановили сравнительно недавно и он кажется совсем новым. Здесь обычные церкви вперемешку с пещерными. Причем пещеры открыты еще не все. Рассказывать о прогулке по монастырю я пожалуй не стану, лучше просто посмотрите снимки.

Прогулку я начал с местной трапезной, поскольку успел проголодаться. Вход в трапезную прямо за воротами. Съел пару пирожков местной выпечки, запивая травяным чаем. Вкусно пекут в монастыре. Двор монастыря просторный и открытый, в дальнем его краю расположен огород, где как раз собирали урожай. Ремонтно-строительные работы в монастыре еще не завершены, но строительные материалы и техника не портят вида и в глаза не бросаются.

Нагулявшись по монастырскому двору и пещерным церквям вышел за ворота, а потом решил подняться на склон с часовней и поклонным крестом. Здесь паломники меня в очередной раз приняли за Конюхова и пришлось объяснить, что они ошибаются. Похоже, не поверили. Особенно после того, как увидели мой «рекламный» автобус.

Сделав несколько снимков со склона, спустился к машине и отправился к своей финишной точке — деревне Костомарово на берегу Дона, где я планировал провести пару дней перед обратной дорогой.

Фотографии

Вперед

22 сентября 2017 — М4 — Новая Усмань — Лиски — Свято-Успенский Дивногорский монастырь

Назад



Ночь прошла совершенно спокойно, а к утру на стоянке образовалось еще несколько машин в дополнение к моей. Видимо полицейский больше не приезжал. Стоянка оказалась посвету вполне приличной. На ней даже присутствовала некая точка питания, правда она не работала. Рядом со стоянкой установлены столики со скамьями, где можно спокойно перекусить или просто отдохнуть от долгой дороги. В дальнем конце стоянки обнаружился даже туалет, в который я любопытства ради решил заглянуть. лучше бы я этого не делал — засрано там все до безобразия в прямом и переносном смысле.

Наскоро позавтракав, отправляюсь дальше на юг по М4. Дорога здесь устроена достаточно странно — платные участки чередуются с бесплатными. Местами дороги идут близко одна от другой и видно, что движение по платной дороге более интенсивное. По качеству дороги отличаются не сильно, но на бесплатной встречаются населенные пункты и скорость ограничена 90 км/ч. А по платной дороге почти везде можно идти 110.

Так и ехал то даром, то за деньги. Проскочил мимо Воронежа, а перед Новой Усманью решил не ехать дальше по платной дороге, потому что память мне подсказывала сложности при съезде с нее в нужном месте. Однако это оказалось ошибкой. Немножко поплатился за это тем, что на очередном разветвлении платной и бесплатной дороги запутанные указатель увели меня не туда и в результате я проехал километров 10 по дороге Е38 (Р298), ведущей в Борисоглебск и Саратов. Вернулся к развилке и тупа поехал дальше по платной дороге, пока не добрался до развилки с местной дорогой, ведущей в Лиски. Эта дорога тоже в хорошем состоянии, но ехать по ней пришлось достаточно медленно, поскольку передо мной тащилась какая-то колымага, а с обгоном на этой дороге все достаточно сложно.

В конце концов доехал до развилки перед въездом в Лиски и ушел по кругу на другую местную дорогу, которая вскоре пересекла Дон. Движение здесь спокойное, вокруг дороги убранные поля, хотя на некоторых кукуруза еще стоит. Погода отличная, солнышко светит — так бы ехал и ехал, не останавливаясь.

Остановился в селе Пухово, где рядом с дорогой 14 января 1943 года танковая рота ст. лейтенанта Петра Козлова несколько часов удерживала значительно превосходящие силы фашистов. Устояли и дождались подкрепления. Сейчас здесь памятник и могила погибших бойцов.

Неподалеку расположена церковь Св. Георгия Победоносца, на которую указывают придорожные таблички. Но я проехал мимо. Шоссе здесь идет вдоль железной дороги, за которую и шли яростные бои во время великой Отечественной войны. Сейчас по дороге один за другим идут тяжелые составы с разными грузами.

Вскоре после Пухово дорога приходит в большое село Ковалево, где пересекает железнодорожные пути и дальше довольно долго продолжает тянуться вдоль железки, но уже в запада от нее. Где-то среди полей железная дорога круто уходит на восток, а я продолжаю ехать на север — северо-запад, пока не попадаю в село Селявное, расположенное среди меловых холмов на берегу Дона. Ехать отсюда до монастыря уже меньше 2 км и через пару минут я уже на большой асфальтированной площадке для машин и автобусов, приезжающих в монастырь.

Не успел выйти из машины, как ко мне подошла местная побирушка. Дал ей что-то и закурил сигаретку, осматривая окрестности. На аромат дымка от Captain Black пришли два охранника этой стоянки. Один из них, некурящий, попросил у меня сигарету, чтобы нюхать 🙂 Охранники сразу предупредили меня о том, что нынче много змей, несмотря на осеннее время и порекомендовали не ходить по траве, а на тропинках внимательно смотреть под ноги. Они не шутили, на асфальтовой площадке лежало несколько убитых змей, а первую живую я встретил около тропинки буквально в сотне метров по дороге в монастырь.

Тропинка в монастырь идет по выцветшему к сентябрю лугу. Рядом грунтовая дорога, но она закрыта для проезда посетителей. Иначе бы в первый же дождь здесь было бы страшное месиво из мела с черноземом. Да и спуск к монастырю достаточно крут — не все там смогу выехать даже посуху. Тропинка в какой-то момент пересекает дорогу около шлагбаума и упирается в металлическую лестницу. Дальше по ступенькам. По дороге посетителей просят не ходить, да и удобней по лестнице.

Лестница длинная и сначала идет вдоль дороги, а затем уходит на склон оврага и дальше тянется уже среди зарослей, которые в сентябре еще покрыты листвой и хорошо защищают от солнечных лучей. Жарко, несмотря на вторую половину сентября. На лестнице оборудовано несколько площадок для отдыха, где можно присесть на «пенек».

Вскоре сквозь листву открываются крыши и купола монастыря на фоне зарослей, что на другом берегу Дона. Вдали слышен шум проходящего поезда. Это меня удивляет, но потом выясняется, что между монастырем и доном проходит железнодорожная ветка и около вторых ворот монастыря есть даже платформа, где останавливаются электрички.

Лестница заканчивается, выведя снова к дороге и здесь уже начинается территория монастыря. На мне по причине жаркой погоды достаточно легкомысленная маечка, поэтому на всякий случай спрашиваю у первого встретившегося обитателя монастыря об уместности своего облачения. В ответ получаю одобрение и с чистым сердцем отправляюсь в обитель.

Вдоль вымощенной плитами дорожки организована своеобразная выставка истории российского патриаршества от начала до наших дней. Интересно было почитать.

Дорожка вдоль галереи патриархов приводит ко входу в церковь Иконы Божией Матери Сицилийской и собор Успения Пресвятой Богородицы. В соборе светло, тихо и пустынно. Лишь один седой дядька в камуфляже что-то читает перед иконой Богородицы. Спросил аккуратно не буду ли я ему мешать щелканьем затвора и получил отрицательный ответ — не помешаю.

Во дворе монастыря, как это часто бывает, много цветов. Здесь растут роскошные розы, которые еще сохранили цветы, несмотря на конец сентября. Климат здесь добрый.

Монастырским двором прохожу к воротам, которые видимо служат для доставки грузов. Практически сразу за воротами тянется железнодорожная ветка, а за ней — Дон.

Хозяйство монастыря достаточно обширно. Вдоль железной дороги тянутся корпуса складских помещений, а в углу двора небольшой автопарк.

Возвращаюсь по дорожке к лестнице и начинаю подниматься к пещерным церквям. Одиночным посетителям туда не попасть — нужно заказывать экскурсию. Но, честно говоря, внутрь этих церквей меня и не тянет, а вот снаружи посмотреть интересно. Церкви представляют собой, по сути, скальные останцы, в которых выдолблены внутренние помещения, а сверху установлены купола с крестами. Выглядит все это довольно интересно.

Поднимаюсь по лестнице, а затем по торцовой дорожке до пещерной церкви и иду дальше. Тропинка ведет к поклонному кресту, установленному на склоне над церковью. Тропинка здесь натоптанная, хотя в мокрую погоду она наверняка становится жутко скользкой — мел.

С верхушки склона, где установлен крест, открывается отличный вид на монастырь, железную дорогу и Дон.

От площадки с поклонным крестом тропинка уходит дальше вдоль Дона и я отправляюсь туда. Погода отличная, наверху дует легкий ветерок и уже не так жарко, как в монастыре. Вдали за Доном виднеется большое село, а через реку переброшены провода высоковольтной линии. Под проводами, как обычно, слышен негромкий треск и гул, хотя погода сухая и утечек сильных быть не должно.

Довольно долго я шел высоким берегом Дона, пока не уперся в глубокую балку с меловыми склонами. Ближе к берегу Дона склон достаточно крутой и меловые скалы там вполне пригодны для лазания. Вот только лазать по мелу очень противно — все время хочется руки помыть. Перебравшись через балку, вышел на торную дорогу и по ней отправился назад к стоянке.

Время было еще не позднее и я с удовольствием почитал книжку, сидя в машине с открытой дверью. А как начало темнеть, принялся готовить ужин. Вечер выдался чудесный и пока варился ужин я с удовольствием наблюдал закатные краски над долиной Дона.

А в ночь поднялся ветер и машину откровенно раскачивало, поэтому спал я как ребенок в колыбели.

Фотографии

Вперед

21 сентября 2017. Никола-Ленивец — Тихонова пустынь — Тула — Ефремов — М4

Назад



Утро получилось неспешное, благо время позволяло, и после завтрака я отправился сначала пешком, а потом на машине озирать окрестности. Описывать это странное место словами — занятие совсем не благодарное. Понять здешние странности сложно, даже наблюдая воочию. Попытайтесь сами увидеть на фотографиях.

За 4 часа, проведенных среди странных сооружений в полях и лесах, я изрядно утомился и в полдень решил двинуть дальше, надеясь не поздним вечером добраться до Тулы и посмотреть город, который я до этого неоднократно проезжал «сквозняком.

Выезжаю по «стиральной доске» на шоссе и направляюсь по знакомой дороге в Острожное, а там поворачиваю направо в сторону Калуги, куда заезжать не планирую. Дорога здесь вполне приличная и загружена не сильно. Так и еду себе, озирая окрестности без спешки.

Не прошло и часа от выезда из Никола-Ленивца, как указатель в селе с названием Лев Толстой заманил меня свернуть с шоссе направо. Через короткое время приехал на площадь перед Тихоновой пустынью и остановился. Монастырь оказался совсем небольшим, но обустроенным и с красивыми церквями.

Во дворе монастыря тихо и благостно, много цветов, а людей немного. Двор ухоженный, но совсем небольшой.

А на площади перед монастырем установлен большой стенд, зазывающий в музей-диораму «Великое стояние на Угре». Честно говоря, считал, что оно было в другом месте, но ошибался. Посему с радостью туда и отправился, благо ехать всего 3 км.

Владимирский скит, где расположен музей, по территории оказался больше своего родительского монастыря. И строительство здесь еще не закончилось. Людей сюда, судя по размеру парковочной площадки приезжает много. Перед скитом установлен указатель на поклонный крест, что на месте Великого стояния на Угре. Однако моя попытка направиться по этому указателю успехом не увенчалась. Пройдя несколько сот метров вдоль ограждающего скит жестяного забора до дальнего угла, никаких крестов в поле зрения не заметил. Решил вернуться и спросить в скиту.

Парадная стена монастыря выложена из кирпича, побелена и просто сверкает на солнце. Е верх стены укрыт выкрашенным в цвет неба железом. Длинная стена и иду вдоль нее до ворот достаточно долго.

А за воротами монастыря сразу бросается в глаза памятник Иоанну III Васильевичу, установленный чуть больше 2 месяцев назад — 8 июля 2017 года. Памятник создали петербургские скульпторы на собранные монастырем деньги.

Это первый в России памятник Великому князю, так много сделавшему для единения Руси. Любопытно, что осенью того же года установили еще один памятник — на сей раз в Калуге. Любопытно было смотреть по возвращении, как журналисты с придыханием рассказывали о том, что в Калуге установлен первый в России  памятник Иоанну III. И это рассказывали в том числе калужские журналисты, которые, следовательно, просто не знают даже сравнительно близких окрестностей своего города. Смешно, но более печально. Впрочем, что с них взять.

Погулял немного по двору монастыря, отправился в местную трапезную с намерением что-нибудь съесть, да и узнать заодно дорогу к поклонному кресту. Дама в трапезной накормила меня пирожками местной выпечки, а пока я их ел, предложила посмотреть фильм о диораме и ее создателе — Павле Рыженко. Фильм оказался очень интересным.

Дорога к поклонному кресту оказалась простой и недолгой, благо рассказали мне о ней подробно. Крест немного обманул мои ожидания — я предполагаю увидеть фундаментальное каменное сооружение, но все оказалось гораздо проще и как-то по-домашнему. Просто деревянный крест с несколькими иконками.

От поклонного креста задворками скита отправляюсь назад к машине. В поселке около скита идет достаточно активное строительство. Строят, как по всей стране, приезжие шабашники или как их сейчас называют — гастарбайтеры. Некоторые дома построены и выставлены на продажу. И тут же пасется одинокая корова.

Вернувшись к машине, еду обратно на шоссе и вскоре выезжаю на дорогу Р-132, ведущую в Тулу, где у меня намечена встреча с Олегом Калединым. Дорога хорошая и времени на прогулки по Туле остается вполне достаточно, поэтому надеюсь на съемки в этом старинном городе, которые с местным гидом должны оказаться плодотворными. С Олегом по дороге сговорился о месте и времени встречи, но уже на подъезде к Туле столкнулся с неприятным сюрпризом. В результате аварии на шоссе я попал в изрядную пробку, которая отняла больше часа времени. Потом в Туле свернул не туда, куда рекомендовал Олег. В результате встретились мы с ним уже в конце рабочего дня, когда улицы города оказались плотно забиты машинами.

Надо сказать, что городское движение в Туле организовано из рук вон плохо и центральная часть города (а мне же хотелось в кремль) просто «стоит колом». В результате вместо прогулки по кремлю у нас получилась экспурсия по тульским пробкам. До кремля мы почти доехали, но тут обнаружились проблемы с поиском места для парковки. А вечера в сентябре уже достаточно ранние и постепенно стало приходить осознание того, что съемки в Туле откладываются до лучших времен. Поехали обратно, продираясь через пробки к дому Олега. Но и это нам тоже не совсем удалось. В результате пришлось бросить Олега где-то сравнительно близко от его дома и уже в темноте выбираться из города на трассу Р-148. Жаль!

Так в темноте я и поехал дальше. Кстати, обнаружилась еще одна неприятность — на магистральных дорогах в окрестностях Тулы оказалось немало светофоров вместо уже привычных развязок на разных уровнях. Это тоже не способствует быстрому перемещению.

Места для ночевки в этих местах я толком не продумал, поэтому ехал, озираясь на стоянки для дальнобойщиков. Меня бы больше устроила какая поляна на берегу реки или озера, но найти их в темноте незнакомого края достаточно проблематично. Доехал до ведущего в Крым шоссе М2 (Е-105) и по нему до дороги Р-141, которая выводит на М4 неподалеку от городка Ефремов. По этой дороге мне доводилось ездить раньше, но тоже ночами и места для остановки на ней я не нашел. Доехал до Ефремова, перебрался по ремонтируемому мосту (к счастью без пробок) через реку Красивая Меча и вскоре выехал на М4. Тут уже ничего не оставалось, кроме поиска стоянки для дальнобойщиков или бензоколонки.

Однако попадались все какие-то неудобные места и в результате остановился я уже в районе Ельца, немого не доехав до моста через реку Сосна. Площадка оказалась вполне приличная, там уже стояло несколько машин, к которым я и присоединился. Приготовил ужин и употребив его с бокалом коньяка, завалился в машине с книжкой. Время уже позднее.

Через некоторое время раздался аккуратный стук в боковое стекло. Опустил стекло и увидел старшего лейтенанта ДПС, который что-то от меня хотел. Оказалось, он интересовался наличием у меня груза. Мои слова об отсутствии груза его удовлетворили и он отправился к другим машинам. В результате он всех собрал в караван и увел дальше по шоссе я южном направлении. Там в нескольких километрах около дороги оборудована охраняемая стоянка. Ее я увидел назавтра, но знал о наличии из дорожных указателей. Мне визит лейтенанта не очень понравился, но я успокоил себя тем, что сейчас не 90-е годы и машины на дорогах просто так не грабят. С этим и заснул.

Фотографии

Вперед

20 сентября 2017 года. Дорога к деду

Назад



Вчера я остановился уже за полночь и толком даже не мог рассмотреть в темноте площадки у перекрестка, но которой устроился на ночлег. Знал лишь, что рядом мост через Угру и памятник.

Утро выдалось росное — осень. Я забрался на холм с памятниками осмотреть окрестности и сделать фотографии. Камни и металл памятников на холме были обильно покрыты росой, хотя было уже не очень рано. Капельки воды стекали по металлическим поверхностям, как слезы памяти о погибших бойцах.

Спустившись с холма с памятниками и роскошным видом на Угру, принялся готовить себе завтрак. В это время Подъехали очередные странники на «Жигуленке» и остановились сзади поодаль. Через пару минут дядька из подъехавшей машины подошел ко мне и сообщил, что у меня внутренние колеса выглядят подозрительно (спущены). Я и сам заметил по внешним колесам, что они слегка придавлены, хотя перед поездкой накачивал и проверял. Оказалось, что в удлинителях на внутренних колесах напрочь не завернуты вентили и колеса благополучно спустили в 0. Затянул вентили и накачал колеса, пока каша варилась.

Пока ел свою кашу и яичницу, а потом пил кофе, подъехали еще для MANа с польскими номерами. Водители тоже устроились перекусить. Они, правда, оказались не поляками, а белорусами. Возят разные грузы из Евросоюза в Россию. Поговорили за жизнь. Интересно было послушать впечатления дальнобойщиков о разных углах России. Они много ездят и оба отметили заметные улучшения как на дорогах (и самих дорог), так и в окрестностях. Порадовало это.

Однако пора ехать и я прощаюсь с разговорчивыми дальнобойщиками. Пожелали друг другу счастливого пути и я отправился в калужскую глубинку, надеясь доехать до деревни Мосейково, где в мае 1942 года был похоронен мой дед, умерший от ран в госпитале. Дорога до развилки у деревни Строево вполне приличная (асфальт), а около деревни прямо уходит грунтовка, а уже изрядно раздолбанный асфальт плавно сворачивает влево и приводит в село Батино на берегу Угры. Село довольно большое, есть магазины и даже часовня Николая Чудотворца.

Захожу в магазин с намерением узнать состояние дороги и купить бутылку водки — выпить немного на могиле деда и погибшим бойцам оставить. Женщина-продавец и бабуля-покупатель охотно рассказывают мне, что до Мосейково я скорей всего не доеду, поскольку дожди и дороги сильно намокли, а моя машина для них не предназначена. Описали мне несколько вариантов проезда, которые у меня в голове перемешались в откровенную кашу. Понял главное — нужно вернуться в Строево и дальше ехать по грунтовке. А вот на ней масса вариантов и нужно смотреть по обстановке.

Вернулся к развилке (около 3 км) и повернул в Строево. На краю деревни остановился около пары местных жителей, занимавшихся ремонтом колесного трактора. Расспросил про дорогу и у них. В результате стало ясно, что ничего не ясно. 50 на 50 — доеду или нет.

От Строево около километра хорошей грунтовки до развилки. Дорога прямо явно используется редко, а уходящая вправо наезженая дорога ведет к достаточно длинному (конца за поворотом не видно) сильно заболоченному и разбитому участку с глубокой колеей, где моя Газель наверняка застрянет намертво. А за трактором бежать неблизко, да и фаркопа у меня нет — назад тянуть будет сложно.

Решил посмотреть уходящую прямо дорогу, но тут послышался звук мотора и через грязь к развилке выехала дама на классической Ниве. Остановилась. По ее словам дальше все хорошо, но болотину я вряд ли перееду. А по поводу дороги прямо дама совершенно определенно сказала, что ехать туда не следует. Ну что ж, поеду дальше на велосипеде.

Пока я собирал пожитки в рюкзак и вытаскивал из машины велосипед, мимо проехал трактор из Строево. Водитель помахал мне рукой и весело поехал в болотную грязь. А я взял в руки велосипед и пошел через эту болотину пешком. В общем-то она оказалась не очень длинной и, пожалуй, Газель бы прошла через нее, но возвращаться уже не хотелось. За болотиной начался подъем и можно было уже не тащить велосипед на себе, а ехать на нем самому.

Так и ехал себе по полевой дорожке (кстати, совершенно нормальной), пока не услышал голоса. Неподалеку от дороги на травке расположился японский кроссовер, около которого что-то делал дядька моих примерно лет. С ним была дама, в которой легко распознавалась супруга дядьки. Видимо велосипедисты тут нечасто и они пристали ко мне с распросами. Рассказал, куда и зачем еду. Они же мне сказали, что деревня Мосейково, хоть и заброшена, но обитатели в ней летом имеются. Они как раз из этих обитателей. После короткого разговора я поехал дальше, а они остались, хотя вскоре обогнали меня на дороге. Все-таки велосипед не самый быстрый транспорт.

Однако и на велосипеде добрался я достаточно быстро. Дядька продолжал возиться с машиной на лужайке около дома, но тут же вызвался проводить меня до братской могилы. Пошли вместе, познакомились и оказались тезками. От их дома (где, кстати, во время войны и размещалась санчасть) до памятника на месте захоронения идти оказалось совсем немного — метров 200. Под посаженными кем-то лиственницами на постаменте коленопреклоненная женщина с венком, а за ее спиной длинный список захороненных здесь бойцов. Среди них и мой дед — Варсегов Михаил Алексеевич.

Могила ухоженная — венки после 9 Мая, искусственные цветы, свечи. Вот только травой все заросло. Николай тут же отправился за бензокосилкой или триммером по новомодному. Принес агрегат и выкосил напрочь всю траву в оградке и около нее. Выпить в память о погибших отказался, сославшись на здоровье. Я же выпил пару глотков, которые не дадут ничего полицейским индикаторам. Налил и погибшим, накрыв стакан кусочком булки. Остальное поставил около постамента — может сгодится кому.


Не совсем в тему, но близко и душу мне греет эта песня. Да и я на могилу к деду пришел лишь через 75 лет после его смерти. И не видели мы друг друга никогда. Мне досталось лишь несколько фотографий да отдельные фрагменты воспоминаний старших. Спасибо, дед, что ты был. Спасибо, что отбили у фашистов ту деревню Мосейково в феврале 1942 года. Ты там и остался навсегда 45-летним. Спасибо, Михаил Алексеевич!


Распрощавшись с дедом и его боевыми товарищами, возвращаюсь к брошенному около дома моих новых знакомцев велосипеду. Николай продолжает возиться с машиной, но увидев меня бросает это дело и зовет в дом пить чай. Его супруга уже накрыла стол и откровенно пытается меня накормить. Есть совсем не хочется, но от чая отказаться не могу, да и людей добрых не след обижать. Попили чайку, побеседовали за жизнь. Супруги мне рассказали про окрестные места и историю своего появления здесь. Они москвичи, но на лето переезжают сюда. А санчасть, где пытались вылечить деда, была как раз в том доме, где мы сейчас пьем чай. Добротный дом и до сих пор еще крепок.

Время за чаем и разговором пролетело незаметно, а мне сегодня еще ехать, поэтому прощаюсь с гостеприимными хозяевами и взбираюсь снова на велосипед. Обратная дорога, как обычно, оказалась проще и быстрее. Места здесь достаточно высокие, а в почве довольно много песка, поэтому дорога в основном сухая, несмотря на дождливое лето.

Бои здесь были долгие и тяжелые, много советских солдат полегло. Даже около дороги могила, за которыми присматривают оставшиеся родственники. В основном это уже внуки тех бойцов, а то и правнуки.

Машину я бросил на старом Гжатском тракте, где до войны была деревня Карцово. Во время тех тяжелых боев от деревни ничего не осталось и восстанавливать ее после войны почему-то не стали. Сейчас местные краеведы поставили у развилки дорог крест в память о той деревне. И табличка под деревянным крестом с горькой памятью о той деревне и живших в ней людях.

Загружаю велосипед в машину и еду знакомой дорогой к шоссе А-130, по которому поеду дальше. Вчерашний день у меня получился по пробегу за два, поэтому решаю заехать в Никола-Ленивец — Звизжи, благо это совсем недалеко. Место там странное, но посмотреть его интересно, тем более что до этого я был там только зимой.

В Воронках сворачиваю с шоссе А-130 направо и дальше еду местными дорогами, полагаясь на навигатор. Дорога достаточно хорошая, по большей части приличных асфальт и селения вдоль дороги обжитые. Только перед самыми Звизжами асфальт заканчивается и начинается пыльный грейдер. Да еже и тряский, как стиральная доска.

В половине пятого останавливаюсь около информационного центра, где меня встречает стая деревянных свиней, охраняющих сундук с пожертвованиями посетителей. Парк с января 2009 года разительно изменился и явно стал местом паломничества разнообразной публики. Сейчас уже осень и людей немного, но они есть. Еще на подъезде обратил внимание на грустную барышню с фотоаппаратром. Да и центр информационный работает. Расспросил у ребят обстановку, купил местную футболку для своей коллекции и отправился к машине, звонить сотруднику национального парка.

Телефон отозвался сразу же и дядька, выслушав мою просьбу, пообещал через несколько минут подъехать. Я не успел скурить сигарету как подъехал зеленый УАЗик-буханка. Дядька рассказал мне, где можно остановиться, дал подробные инструкции в части ориентирования на местности и укатил, взяв с меня 100 рублей в обмен на красивый билетик в Национальный парк «Угра». Дорогу он описал отлично и проблем у меня не возникло. Единственное затруднение оказалось связанным с выбором места на шикарной поляне у реки. Оборудованных стоянок там оказалось несколько и я довольно долго выбирал среди них, пока не решил остановиться на дальней от въезда площадке на высоком берегу Угры.

На окрестных площадках от прошлых посетителей много полезного осталось — уголь в мешке, соль, какие-то крупы, спички, супы, а од одним из столиков оказалась даже початая, но плотно закрытая бутылка красного сухого вина. У меня своих припасов немеряно, поэтому взял лишь немного угля, чтобы зажарить мясо.

Пока возился с костром и углями, в поле зрения снова оказалась та грустная барышня с Никоном. Видимо пришла поснимать вечернюю реку. От предложенного кофе барышня отказалась, но я огорчаться не стал и выпил его сам, пока жарилось мясо.

Ужин в результате получился шикарный — жареное на углях мясо, коньяк и еще одна чашка кофе.

Тем временем стемнело и я отправился в машину почитать перед сном замечательный роман Алексея Иванова «Тобол. Много званных».

Фотографии

Вперед

19 сентября 2017 года. Витебск — Катынь — Смоленск — Юхнов

Назад