31 июля 2011 года. E69 — Хавойсун — Хаммерфест — Скаиди — Альта

Назад



Место для стоянки нашлось уже за полночь, зато оно было отличным. В небольшой бухте Ytre Sortvik по обе стороны от дороги оборудованы площадки для автомобилей и установлены каменные столики со скамьями. Людей здесь достаточно много, но места хватает всем.

Ytre Sortvik

Первым делом начал ремонт горелки, которая что-то нехорошо стала себя вести, а без нее пришлось бы пользоваться исключительно газом, что не всегда удобно. Разобрав горелку обнаружил в ней странный нагар по всему каналу подачи топлива. Пришлось его чистить, соскребая ножом и отмачивая WD40. Уже значительно позже понял, что нагар образуется из-за присадок, которые добавляют в бензин, продающийся в магазинах в качестве растворителя (противопожарная безопасность). На это следует обращать внимания. Бензин качественный при использовании для очистки поверхностей, но горелки убивает на «раз-два».

Пока я возился с горелкой, подошел датчанин, расположившийся на противоположной стороне дороги и предложил воспользоваться их огнем, поскольку моя горелка еще не работает. Узнав, что у меня есть запасная, успокоился и, поговорив со мной еще немного о тот о сем, отправился в свой лагерь. А я закончил ремонт, поставил кастрюлю с водой на огонь и отправился фотографировать окрестности.

Немного побродив вблизи лагеря, приготовил-таки еду и после ее уничтожения отправился спать. Времени был уже третий час.

Проснулся в полдень, погода замечательная. Не спеша погулял по окрестностям, что-то съел и в 13:45 отправился дальше берегом по дороге Е69 в сторону Е6. Погода чудесная и время от времени останавливаюсь для съемки красивых видов. Один раз в море мелькнул чей-то большой плавник, но не удалось не только сфотографировать, но и рассмотреть толком. На снимке осталась лишь верхушка темного спинного плавника.

Около дороги периодически встречаются площадки разной степени удобства для стоянки. Большинство из них выбраны достаточно хорошо и со стоянок открываются красивые виды на Порсангер-фьорд, вдоль которого по большей части проходит дорога Е69. На стоянках, как правило одна или несколько машин, остановившихся на отдых или отправившихся в пешую прогулку путешественников. Некоторые стоянки просто заполнены машинами и людьми. Доводилось встречать даже очереди в расположенные на стоянках туалеты 🙂

На шоссе Е6 несколько туннелей и в одном из них меня ожидало совершенно не ожидаемое «приключение». Как-то получилось, что впереди меня машин на довольно большом расстоянии не было и я проезжал туннель «первым». А погоды в этот год стояли жаркие и олени прятались от зноя в прохладе туннели. И вот подъезжаю я к выходу, а выхода-то и нет совсем — перегорожен оленями от края до края. Аккуратно подъезжаю совсем близко к ним, но олени и не думают уступать мне дорогу. Пробую прогнать их клаксоном — не реагируют. Попытки просто аккуратно «выдавить» чудных зверей наружу тоже не приводят к результату. Теряюсь в догадках — что же делать и как выгнать упрямцев с дороги.

Спасение пришло совершенно неожиданно сзади. Подъехавший через некоторое время после меня финн, недолго думая, вышел из машины и громко хлопнул в ладоши несколько раз. Олени послушно вышли наружу и спаситель объяснил мне, что это, пожалуй, единственный надежный способ их прогнать. Преисполненный благодарности выезжаю на волю и вижу в зеркало, как олени сразу же после проезда машин убегают обратно в туннель. Не любят жары северные олени.

Я планировал доехать до Сморфьорда и, заправившись там, повернуть в Хавойсун. Однако судьба распорядилась иначе и колонка в Сморфьорде не работала. В результате пришлось ехать в надежде заправиться в Хавойсуне.

В Сморфьорде после неудачи с заправкой сворачиваю на дорогу 889, которая идет сначала по долине реки Сморфьордэльва, минует несколько озер слева и выводит в долину Руссэльва, а потом от нее ответвляется дорога 182 (в Кокэльв), а 889 круто изгибается вправо и через мост уходит на другой берег реки. Дальше дорога выходит на берег фьорда и идет вдоль него, зажатая между морем и скалами.

Время от времени дорога удаляется от моря, пересекая через мелкие горушки очередной мыс, а потом снова возвращается на берег. Сам городок Хавойсунн находится на небольшом острове Хавёйя, куда переброшен мост. Дорогу эту и мост построили в 1988 году, о чем гласит выбитая на придорожном памятнике надпись по поводу посещения этого места королем Олавом 5. На часах 16:50.

Дорога 889 идет вдоль острова и только в конце пролива поворачивает вправо на мост, по которому и попадают в Хавойсунн.

Хавойсунн — городок низкорослый. Дома, преимущественно одноэтажные, жмутся к вода, а те, кому не досталось места у моря, взобрались на склон местной горушки. Неподалеку от городка на склоне другой горы расположены многочисленные ветряки, которые снабжают город электричеством. В городке довольно часто встречались машины с литовскими номерами — похоже гастарбайтеры, хотя и не очень понятно, что тут делают. Возможно рыба.

Погуляв по городку, отправляюсь в обратный путь — сегодня еще обширные планы. На уже знакомой дороге около Литлефьорда обнаруживаю уютную стоянку на берегу речки. Странно, но по пути в Хавойсунн я ее просто не заметил. Здесь уже остановилась машина с неприветливыми поляками и я паркуюсь, по обыкновению в достаточном отдалении от них. От стоянки начинается тропинка, ведущая куда-то в горы.

Переехав по мосту реку Руссэльва, обнаруживаю выше по течению еще один мостик — пешеходный. На мысу у слияния двух речек там небольшой хутор и к нему через мостик ведет дорожка. Погуляв немного около реки и мостика, еду дальше и к 19 часам приезжаю к кемпингу в Олдерфьорде. Здесь на площадке около сувенирного магазина бродит по асфальту грустный олень. Наверное его выпустили специально для съемки всех желающих с северной экзотикой. Но оленю явно жарко и совсем не весело этим заниматься.

Сувенирный магазин здесь богатый. Набираю всякой симпатичной ерунды для раздачи коллегам, родственникам и друзьям. Однако пора ехать дальше. Сегодня еще нужно попасть в Хаммерфест, вернуться обратно на Е6 и найти хорошее место для лагеря.

Дорога Е6 от Олдерфьорда до Скаиди ничем особым не запомнилась и даже останавливаться не стал. Проехал без остановок до Квалсуна. Здесь остановился ненадолго — перекурить на берегу.

Дальше дорога 94 идет вдоль берега до моста Квалсун-бруа, ведущего на остров Квалёйа, где размещается городок Хаммерфест. Сразу после моста дорога поворачивает налево с вскоре уходит в туннель. После туннеля дорога снова тянется вдоль берега. Здесь много оленей и ехать приходится с осторожностью.

Вечер удивительно тихий и море совершенно гладкое. Тепло, как будто это и не Заполярье. Так в этом тепле и тишине доезжаю до Хаммерфеста.Перед въездом в городок около заброшенной колонки Shell на берегу установлена здоровенная скульптура белого медведя. Мимо проехать никак нельзя, тем более, что и место для парковки есть. Останавливаюсь. Здесь же размещается кемпинг, но признаков жизни в нем не заметно. Да и не нужен он мне.

После съемки медведя и окрестностей продолжаю свой путь в Хаммерфест. Здесь моей целью было увидеть одну из точек геодезической дуги Струве, каковую я и направился искать с помощью навигатора и уличных указателей. Однако сначала дорога привела меня в какую-то старинную крепость на берегу, где я и провел довольно много времени.

Сама крепость практически не сохранилась — немногочисленные остатки каменных стен, пушка, явно более поздних времен, да новодельный тын, через который ребенок перепрыгнет. Однако отсюда открывался красивый вид на море, а по берегу паслось множество оленей.

А точка дуги Струве оказалась неподалеку и расположена была на каких-то задворках так, что не сразу и найти довелось. Нечего примечательного я там не увидел и, побродив немного вокруг, вернулся на дорогу и поехал обратно в направлении Е6. Пожалуй самой примечательной точкой на обратном пути был мост на материк, около которого я ненадолго остановился.

А дальше по дороге 94 до шоссе Е6 и по нему на юг в поисках места для ночевки. После Скаиди дорога идет по какому-то «плоскогорью» и ни одного подходящего для лагеря места найти не удалось. Так и доехал почти до Альты, где наткнулся на чудесную площадку в сосновом лесу между дорогой и морем. Но это было уже завтра.

Фотографии

Вперед

30 июля 2011 года. Сморфьорд — Нордкап — Эсваэр — дорога E69 — Ytre Sortvik

Назад



Вчерашний день выдался довольно длинным и к вечеру я достаточно умотался, а места для ночевки все не попадалось. После Лаксельва Е6 идет достаточно далеко от вода, а остановиться на ночь хотелось у моря. Так и въехал в день сегодняшний, найдя более или менее приличную и ровную площадку на берегу около шоссе Е69. Там, правда, уже был один кемпер и его обитатели, но площадка достаточно велика и я устроился на противоположном краю. Потом узнал, что это место зовется Olaodden.

Ночь выдалась облачная, порой начинался дождь, поэтому долгих посиделок не было и поев, что бог послал, отправился спать прямо в машине, благо она для этого была заранее приспособлена.

Утро тоже выдалось хмурым и облачным, но пока без дождя. Соседи мои по стоянке уже уехали и я тоже быстро перекусил и в 11:40 отправился дальше по дороге Е69 в направлении Нордкапа. Дорога большей частью идет вдоль самого берега, иногда уходя в туннели, каковых на пути до Нордкапа 5 или 6. Время от времени вдоль дороги располагаются сувенирные лавочки и некоторые довольно интересны. В одной из таких лавочек я с удовольствием понаблюдал, как саамский мастер делал разные безделушки из серебра.

Днем немножко распогодилось, выглянуло солнышко. Дорога в сторону Нордкапа постепенно оживляется и машины самых разных типов и классов бегут и бегут на север, скрываясь одна за другой в длинном туннеле Нордкап. Туннель этот — гордость Норвегии. Почти 7 километров длиной, уходящий вниз более, чем на 200 метров. Этот туннель и позволил назначить Нордкап самой северной точкой континентальной Европы. На деле самой северной точкой материковой Европы является мыс Нордкин, который расположен к востоку от Нордкапа. Но туда нет дороги, поэтому был назначен Нордкап. Но даже с учетом туннеля, который позволил объявить Мегерейю частью материка, самой северной точкой будет мыс Кнившельодден, расположенный в нескольких километрах к западу от Нордкапа. Но туда тоже нет дороги и нужно идти пешком 8 км. А на пешеходах бизнес не построишь. Вот и едем на Нордкап.

На северной стороне туннеля Нордкап пункт оплаты проезда со шлагбаумами и кассами (с июня 2012 проезд через туннель бесплатный). За шлагбаумом площадка, где имеет смысл остановиться и оглядеться, что и делаю. Здесь пара домиков и мост со скопищем рыбаков. Дорога описывает зигзаг вдоль береговой линии, слегка сокращенный мостом.

А потом еще туннели, олени на дороге и около нее, саамские чумы и Хоннигсвог. Этот городок я в ту поездку оставил в стороне, проехав прямиком в направлении Скаршвога, откуда начинается собственно дорога на Нордкап. Здесь установлен шлагбаум, который в летний сезон (ориентировочно с 1 мая по 31 ноября) всегда открыт (в непогоду могут закрывать). А в остальное время его открывают только для проезда конвоев, которые отправляются на Нордкап два раза в день, собирая всех желающих поехать. О конвое более подробно расскажу в описании майской поездки 2012 года.

При подъезде к Скаршвогу погода начала портиться и около шлагбаума я проезжал уже под изрядным дождем. Притормозив, чтобы разобраться с режимом проезда (там установлен большой плакат с расписанием конвоев) обратил внимание на мокнущего парня, который держал в руках промокшую картонку с просьбой довезти до Нордкапа, написанной фломастером на французском языке. Машина у меня в дальних поездках быстро превращается в одноместную по причине разложенного по всему салону походного и фотографического хозяйства. Но мокнущего парня стало откровенно жалко и, освободив место на переднем сиденье для него, а в багажнике для рюкзака, позвал его в машину. Парень с радостью откликнулся и дальше мы ехали вдвоем под непрекращающимся дождем.

Парень работает автомехаником где-то неподалеку от Тулона и автостопом добрался до Нордкапа. Отпуск у него очень длинный и после Норвегии он планирует таким же способом попасть на Адриатику и уже оттуда домой. Немножко даже позавидовал ему — у меня нет такого отпуска, да и денег на такое долгое путешествие не наскрести, наверное.

Въезд на Нордкап платный — 260 или 270 норвержских крон, что в то время составляло около тысячи рублей. Подъезжаю к шлагбауму с кассой, плачу за машину и пассажира, а затем въезжаю на парковку. Мой француз благодарит меня, отдает мне свою долю оплаты и исчезает. Вокруг висит сплошное мокрое облако и видимость порой падает до 10 — 15 метров. Грустно обхожу окрестности, наблюдая за мокрой публикой. Кто-то сидит в машинах, другие поставили палатки и пережидают непогоду в них. По словам давних сидельцев облачность ветер не уносит уже третий день и перспективы совсем непонятные.

В тумане едва просматривается символ Нордкапа — глобус. Иногда облака чуть редеют и в небе появляется оранжевый круг на месте солнца. Моря просто не видно.

Пока суть да дело — иду смотреть внутренности туристического центра. Там обнаруживается магазин сувениров, слегка облегчивший мой карман, а также несколько кафе. На несколько уровней ниже, музеи, кинозал, часовня и галерея, ведущая в конференц зал и на смотровую площадку King View. Моря не видно и отсюда.

Через пару часов силы небесные снизошли к нашим мольбам и облака быстро-быстро убежали в море. Солнце! Ура! Обзорная часть мыса заполнилась людьми, повылезавшими из палаток, автомобилей и прочих мест. Все подряд бегут запечатлеть себя под глобусом или еще у чего приметного.

А позже и над морем облака убежали дальше к северу и настало полное благолепие. Но мне уже пора было ехать, поскольку на сегодняшний вечер были еще обширные планы. Погуляв еще немного среди скопища разнообразных автомобилей (был там, кстати, Мерседес из тех, что у нас зовут 600-ми, с московскими номерами) и попив на дорожку крепкого кофе собственного приготовления, в 19:30 отправляюсь по дороге вниз до Скаршвога.

Дорога вниз без дождя и тумана показалась не менее интересной — вокруг встречаются озера, да и виды порой открываются просторные и красивые. В Скаршвоге немножко погулял в окрестностях церкви и ресторана, а потом отправился по дороге 156 в Эсаэр. Даже не могу сказать, что меня туда потянуло, но это было верное решение. Там оказалось очень красиво. Фьордов там уже, почитай нет и сквозь цепочку мелких островов проглядывает океан. А на въезде в селение слева от дороги в бухте красивые лодочки среди гладкого водного зеркала. Да и сам поселок хорошо смотрится на фоне скалистых островков.

На береговых скалах уже поспели местные ягоды, которые своей яркой окраской просто радуют глаз. Да и на вкус они хороши. Насмотревшись на местные и наскоро перекусив, отправляюсь обратно в сторону дороги Е69. Неподалеку от Эсваэра у дороги останавливаюсь около маленькой «избушки» на берегу озера, которая привлекает к себе внимание среди окружающих ее скальных склонов. Рядом с домиком на площадке практически у дороги стол с парой скамеек. Людей рядом не видно, да и следов нет, но в домике ощущается тепло протопленной печки.

Небольшой, примитивный домик, в котором пара кроватей типа «нары» и столик, на котором лежит «гроссбух» с заметками посетителей. Кого тут только не было. Похоже, что зимой в этом домике отогреваются любители катания на снегоходах и лыжники.

Перед спуском к Хоннингсвогу еще несколько раз останавливаюсь — с моря наплывают красивые облака, подсвеченные вечерним солнцем. Красиво! жаль, не удалось передать этого на снимках.

А дальше снова дорога Е69 с ее туннелями до приглянувшейся мне стоянки в бухте Ytre Sortvik, куда я приехал уже за полночь. Об этом позже.

Фотографии

Вперед

29 июля 2011 года. Тана — Беккафьорд — Лаксельв — Сморфьорд

Назад



Дорога от Хамнинберга до Варангерботна была уже знакома, а погода по-прежнему не радовала, поэтому ехал почти без остановок. А после Варангерботна на шоссе Е6 как-то не встретилось ничего интересного, да и усталость уже видимо накопилась и ехал с единственной целью — найти удобное место для ночевки. Но дорога эта, вплоть до реки Тана идет по возвышенным местам, воды близко нет, да и удобных стоянок тоже. Так и доехал до площадки на берегу Таны практически у моста через реку.

На площадке обнаружился плакат, где было написано, что это площадка для пикников жителей городка и не предназначена для организации лагеря. Но там уже стояло несколько машин, явно припаркованных на ночь, да и день завтра был не выходной, поэтому я решил, что ничего страшного не произойдет и тоже завалился спать, что-то предварительно приготовив и употребив вместе с изрядной долей свежекупленного виски.

Проснувшись поздним утром, обнаружил стоящий рябом старенький микроавтобус Тойота. Пока бродил вокруг стоянки, осматривая окрестности, около этого автобуса образовался дедок с удочкой и корзинкой для рыбы и вскоре к нему подошел еще мужчина помоложе, с которым они о чем-то беседовали. Когда я подошел, они решили привлечь к своей беседе и меня, хотя между собой говорили явно на местном языке. Младший собеседник, показывая на старшего, говорит мне: «Вот дед! Ему за 80, а он курит, пьет, рыбу ловит и жену ….» А дедушка покачал отрицательно головой и говорит: «Нет, про жену неправда, я вместо этого ее рыбой ублажаю.» Такой вот саамский дедушка.

Позавтракав и поснимав немного реку, мост через нее и окрестности, в 11:45 отправился дальше. Перед мостом ответвляется дорога 890, но ее я пока проигнорировал и переехал на другую сторону реки по Е6. Сразу же за мостом дорога разветвляется — Е6 уходит влево, а вниз по течению левым берегом идет дорога 98. Я заранее решил ехать по ней, однако она оказалась еще в значительной мере недостроенной (грунтовка) и это внесло некоторое разнообразие в ровное течение поездки. Кстати, строили ее еще несколько лет и только весной 2014 года на дороге уже не было грунтовых участков.

Дорога довольно долго идет по левому берегу реки Тана, практически не удаляясь от вода. Река это не совсем типична для Норвегии и больше похожа на равнинные реки, хотя рельеф в этих местах не совсем плоский. На реке много плесов, длинные песчаные пляжи, а порой встречаются достаточно большие песчаные острова в местах широкого разлива. И растительность, и река очень напоминают российские ландшафты.

Река Тана

В селении Рустефьелбма дорога 98 сворачивает под прямым углом на запад, уходя от реки, а прямо продолжается дорога 281, идущая вдоль реки практически до самого устья. У перекрестка расположена бензоколонка Esso, где можно заправиться и перекусить. Здесь я встретил шикарный автомобиль местного любителя бездорожья.

Пожалуй единственной достопримечательностью Рустефьелбма является церковь Тана в стиле модерн, расположенная около дороги 98.

Дальше дорога идет через мыс с большим озером Суопа-ярви, которое, судя по его берегам, пользуется здесь большой популярностью. На озере оборудовано множество стоянок, спуски для катеров, площадки для машин.

Вскоре дорога выводит к развилке на берегу Smalfjorden — направо уходит тупиковая дорога в небольшое селение, а прямо — в Ифьорд. Мне нужно в направлении Ифьорда и еду дальше по дороге 98 вдоль берега фьорда до самой его оконечности. Здесь обширная отмели и во время отлива открывается значительная часть дна.

Пройдя еще некоторое время вдоль фьорда, дорога постепенно поднимается влево на мыс. На этом большом мысе несколько довольно красивых озер с лесистыми берегами. Озера пользуются популярностью и на берегах я увидел несколько машин и палаток в разных местах.

Перевалив через мыс, дорога снова выводит на берег фьорда и после пересечения еще одного небольшого мыса с селением Torhop опять выходит на берег и идет вдоль моря до конца фьорда, где начинается заметный подъем на перевал Ifjordfjellet (370 м) с удалением от моря. В момент моей поездки дорога тут была местами достаточно тяжелой, но сейчас она полностью отремонтирована и проезд по ней возможен на любой машине (по крайней мере, летом).

Перед перевалом организована площадка для отдыха со столиком и скамьями. Правда вид в 2011 году отсюда открывался довольно грустный, поскольку некоторое время назад тут случился лесной пожар. Здесь же установлен знак национального парка «Нордкин» и его стеклянная доска усугубляет картину обожженных берез.

Отсюда идет довольно крутой но короткий подъем, где в 2011 году еще не было асфальта и дорога была достаточно тяжелой. Сейчас все проще. По другую сторону перевала тоже устроена площадка для автомобилей. Она не оборудована, но вполне пригодна для ночевки. Рядом с площадкой из озера течет ручеек, из которого можно брать воду. Здесь я встретил семейную пару из Германии, которых почему-то сильно удивило появление здесь российской машины и меня. 🙂

Дальше грунтовая (сейчас отличный асфальт) идет по холмистому плато с множеством живописных озер. На одном из озер стоял какой-то лагерь и было множество людей. При этом рядом не было ни одной машины.

Дорога и дальше находится в стадии строительства (на тот момент), причем некоторые участки совсем не просты для проезда. И только перед самым  Ифьордом снова начинается асфальт. В Ифьорде остановился в небольшом кафе у дороги. Пока пил свой кофе подъехали на машине трое изрядно пьяных (включая водителя) литовцев и очень захотели пообщаться с бывшим соотечественником. Пообщались, насколько это можно с не вполне адекватными по причине алкоголя.

Ребята работают неподалеку на строительстве дороги и сейчас возвращаются из короткого отпуска, который проводили дома. Разговор, слава богу, не перешел в сферы политические. Так, за погоду и все хорошее против всего плохого. Я не очень люблю общаться с пьяными, поэтому под благовидным предлогом постарался поскорее уехать.

Время было еще достаточно раннее, поэтому решил прокатиться еще и по дороге 888 в направлении Беккарфьорда. Это уже места, где туристов практически не бывает и вдоль дороги свободно пасутся коровы.

Тут же за изгородью лошади, а по дороге порой спокойно ходят олени. Благолепие! в 16:40 решил завершить прогулку и отправился назад к шоссе.

После этой небольшой экскурсии возвращаюсь на шоссе 98 и еду неспешно в сторону Лаксельва. Дорога достаточно часто выходит к открытой воде, которая в вечернем рассеянном свете приобретает очень красивые оттенки.

У водопада Adamsfjordfossen застреваю надолго. Здесь красивое озеро, из которого довольно мощный поток воды течет в море. Есть что посмотреть!

Нагулявшись около водопада, еду дальше, пока не натыкаюсь на указатель в сторону каньона Сильфар на реке Борсэльва. Сворачиваю с дороги и попадаю на площадку, похожую на дно карьера, в дальнем конце которой установлена привычная дачникам будочка, окрашенная охрой, с окном (амбразурой) в виде сердечка. Тут надо сказать, что непосредственно передо мной со встречного направления дороги 98 на ту же площадку свернула другая машина. Из этой машины выпорхнули две юных барышни и одна из них целенаправленно направилась в будочку. Дачи у барышни наверное нет и нужно было видеть ее лицо после выхода из нужного чулана. Явно сдерживая неотправленную нужду, барышня забралась в машину и они стремительно выехали на шоссе и отправились дальше. А я осмотрелся и обнаружил на склоне площадки-карьера классный автомобильный след. Кто-то развлекся на внедорожнике немалой мощи.

В сторону каньона идет хорошо натоптанная тропа, по которой я и отправляюсь на осмотр достопримечательности. Честно говоря, каньон особого впечатления не произвел. В азиатских горах доводилось видеть и проходить значительно более мощные и красивые каньоны. Наверное, при хорошем свете и здесь можно найти интересные сюжеты, но сегодняшний вечер явно не для съемок.

После каньона возвращаюсь на дорогу 98 и вскоре натыкаюсь на указатель, который говорит, что на берегу реки находится самый северный участок соснового леса. Ну как не заехать. Сосны оказались самыми обычными, какие растут у нас по краям лесов и на открытом пространстве. Не те, высоченные и прямые из красивых боров, а приземистые и разлапистые.

Около 22 часов проехал Лаксельв, остановившись здесь ненадолго, и двинулся дальше на серер вдоль берега Варангер-фьорда. Долгий день и длинная дорога уже изрядно утомили и я практически перестал останавливаться для съемки, но место ночевки, которое понравилось, нашлось только через несколько часов — уже завтра.

Фотографии

Вперед

28 июля 2011 года. Нюборг — Вадсё — Вардё — Хамнинберг и обратно до реки Тана

Назад



Хмурый день

Утро выдалось хмурое и проснулся я совсем не рано. Позавтракав, в 13:45 отправился по шоссе Е75 на восток, останавливаясь на каждом шагу. Сначала затормозился на стоянки Горнитак, до которой не доехал самую малость. Стоянка отлично оборудована, есть где умыться в тепле. Правда столиков нет на этой стоянке.

Неподалеку остатки причальных сооружений, построенных для немцев во время войны. Они изрядно разрушены — по сути остались только опоры пирса, с которых местные пацаны ловят рыбу. Тут же саамская барышня выгуливает своих деток, кормя младенца непосредственно во время прогулки.

Следующая остановка — рыбацкая деревня Нессебю. Здесь церквушка уютная на старинном кладбище. Рядом с кладбищем сушилки для рыбы, а на берегу пасутся лошади.

И снова дорога Е75 до стоянки Мортенснес. Это место паломничества рыбаков и музей на территории древних саамских поселений. Территория музея под открытым небом является охраняемой и на ней установлен достаточно жесткий режим, который описан на большом плакате около музея. Эта территория расположена вдоль берега к западу от стоянки для автомобилей. Рыбаки же уходят на берег и далее в восточном направлении. Тут столкнулся с некой загадкой. Шел я себе шел по торной тропе за компанией рыбаков и вдруг они куда-то исчезли. Иду дальше по тропе, которая упирается в скальный склон. Карабкаюсь по скальным полкам и выхожу на край, откуда хорошо просматривается берег, а рыбаков не вижу. Исчезли? Черная дыра? Обошел скальный массив вдоль берега, а рыбаков так и не увидел больше.

Дальнейший мой путь лежал в городок Вадсё, протянувшийся по берегу фьорда вдоль дороги Е75 и частично занявший прибрежный островок. Городок этот красив и уютен, поэтому, бросив машину около шоссе, я отправился гулять по нему пешком. Да заодно пополнил свои алкогольные запасы, которые уже практически истощились. Тут нужно отметить, что в Норвегии торговля спиртным монополизирована государством и магазинов достаточно мало (не в каждом городке доводилось их видеть).

В 17:30 вернулся на дорогу Е75 и по ней доехал до небольшого кафе около старого моста через реку Комагэльва, где я решил подкрепиться. Здесь готовят очень вкусные вафли, больше похожие по вкусу на наши блины. И кофе неплохой. После кофе сел за столик покурить и тут же ко мне присоединился местный мужичок, который заинтересовался моей машиной. Поговорили о машинах, путешествиях, дружбе народов. Дядька оказался шахматистом и неоднократно ездил в Мурманск на какие-то шахматные баталии местно-международного масштаба. Он мне рассказал, что сейчас неподалеку проходит песенный фестиваль северных народов, однако заехать туда я так и не сподобился.

Поговорив с дядькой, отправился погулять в окрестностях кафе и старого моста. Здесь плоский берег, но довольно красиво. В высокой траве на берегу моря пасутся овцы.

Уже на подъезде к следующему городку Вардё в опустившемся тумане наткнулся на расположенный у дороги местный автодром, где, судя по всему, развлекаются ездой по грунтовой дороге. Честно говоря, попробовать эту дорогу поленился и, сделав несколько снимков, отправился дальше. Городок Вардё практически полностью размещается на небольшом острове, соединенном с материком туннелем. Обычный норвежский городок, живущий с моря. Порт, церковь, муниципалитет. Церковь, напоминающая по форме ракету на старте, пожалуй, запомнилась сильней всего. И множество чаек, засравших некоторые здания до полного безобразия.

в 20:00 решаю ехать дальше и через туннель возвращаюсь на материк. Почти сразу же после туннеля поворачивая направо по дороге 341. Дорога эта с самого начала довольно узкая, а вскоре встречается знак, сообщающий о том, что дальше ширина дороги составляет 2,5 метра на протяжении 20 или 25 км. Для сегодняшнего тумана и вечернего времени самое то, особенно учитывая полную неизвестность этой дороги. Сначала еду вдоль плоского берега, но постепенно рельеф усложняется и дорога начинает петлять в прибрежных скалах. Видимость ограничена как туманом, так и профилем дороги. Хорошо, машина у меня высокая и видно достаточно далеко хотя бы свет от встречных машин. Оборудованных разъездов на дороге достаточно мало, но при аккуратном вождении две машины могут разъехаться без особых проблем.

Перед одним из небольших перевалов увидел мелькнувший довольно далеко впереди отсвет фар. Притормозил и еду, внимательно наблюдая за дорогой. Уже в непосредственной близости от перевальной точки вижу вылетающую на встречу легковушку Volvo и совершенно ошалевшего от удивления финна за рулем. Он, видимо, моего света не увидел. Глаза у него были размером с советские пятаки. Но я был готов к этой встрече и просто неспешно ушел вправо и фактически остановился. А тому, наверное, пришлось памперс менять.

Так потихонечку добрался до какой-то деревушки за мостом через речку Сандфьордэльва, перед которой дорога поворачивает резко вправо. На выезде из деревни встретил небольшое стадо пасущихся оленей. Почему-то в прошлые дни их не было совсем.

Туман и не собирался рассеиваться, а когда я приехал на площадку для парковки в Хамнинберге, видимость уже не превышала 10 метров. Остановился, закурил, сидя в машине с открытой дверью и вдруг из тумана вышла улыбка. А вслед за ней появился и сам (саамский, как выяснилось позже) мальчик лет 10. Он что-то сказал, но я ни слова не понял. Попытался сказать что-то сам, но он, похоже, тоже не понял меня. У меня под рукой лежало несколько мандаринов и я решил перевести наше общение в это русло. Мальчишка взял мандарин и довольно быстро растаял вместе с ним в тумане. Через короткое время он вернулся, сжимая что-то в кулачке и протянул руку мне. Там оказалось что-то похожее на рахат-лукум и по виду и по вкусу. Принял его дар, который оказался очень сладким, но достаточно приятным на вкус. Для закрепления знакомства дал мальчику несколько конфет «Чернослив в шоколаде» и он снова скрылся в тумане.

На этот раз вернулся он не сразу и не один — привел с собой маму, а мама принесла мне в качестве ответного дара что-то, завернутое в лепешку. Обычно я не ем незнакомую пищу, но тут отказаться было неудобно. Мама мальчика немного говорила по-английски и, увидев мое смущение, сказала, что это только что пожаренная на гриле оленья нога. Оказалось очень вкусно. Мама мальчика рассказала мне, что он совсем не говорит по-английски, только на своем языке. Они живут довольно далеко отсюда и сейчас просто путешествуют, а их папа устраняет какие-то мелкие неполадки в машине, пока она готовит ужин. За сим и распрощались.

Я побродил немного в тумане по окрестностям и 21:50 отправился в обратный путь, поскольку время было уже совсем не раннее, а мне еще нужно было доехать до какого-нибудь удобного для ночевки места. Кемпинг в около Нюборга я решил проигнорировать еще раз. На бензоколонке в Варангерботн заправился и в 0:45 двинулся дальше в сторону Тана-Бру. Этот участок дороги идет по плоскогорью и хорошего места для ночевки не нашлось. В результате остановился на площадке для пикников на берегу реки Тана, куда приехал уже далеко за полночь.

Фотографии

Вперед

27 июля 2011 года. Оз. Isolompola — Хессенг — Варангерботн — Нюборг

Назад



Проснувшись поутру, а не за полдень, как обычно, сварил себе кофе и, чтобы дать тому слегка остыть, искупался в озере. Отличная вода, до и кофе замечательный. Позавтракав собрался и двинул дальше в направлении того места, где сходятся границы России, Норвегии и Финляндии (в нашей стороны там поселок Раякоски). До этой точки я, понятно, не доехал (там что-то типа заповедника).

Сначала остановился около местного полицейского участка и повеселился, прочитав на воротах объявление о том, что по причине нехватки людей полицейский участок закрыт и в случае необходимости следует звонить по телефону. Правда там в окрестностях и не живет никто. А усадьба (ферма), в которой расположен закрытый полицейский участок, когда-то принадлежала Ингвальду Эриксону. Это была одна из лучших ферм на северо-востоке Норвегии. В 1952 году хозяин фермы был награжден премией короля Норвегии, а в ноябре 1953 года его арестовали по подозрению в шпионаже в пользу СССР. Дальше суд, срок, а ферму передали государству. В конце концов здесь организовали полицейский участок, который стоит закрытый.

Пограничная полиция

Еще на подъезде к полицейскому участку зарядил дождь и следующие несколько часов пришлось ездить и ходить под мелким, противным и довольно холодным дождем. Не привыкать!

Побродив под дождем у закрытого околотка, вернулся на дорогу и поехал на юг, вдоль реки Паз с намерением ехать, пока можно. Это длилось недолго и асфальтовая дорога превратилась в узкую грунтовку с неочевидной возможностью разворота. Решил на сей раз приключений не искать, бросил машину и, махнув рукой на нудный дождь, отправился пешком, благо этого никто не запрещал. Вскоре лесную дорогу пересекла мощная грунтовка и на перекрестке был установлен знак, запрещающий проезд дальше. Поперечная дорога, как потом выяснилось, оказалась технологической. А проезд запрещен по режиму национального парка.

Потихонечку добрел до берега, откуда сквозь пелену дождя даже видно было российский берег. Однако ничего интересного там не обнаружилось и, несолоно хлебавши, оправился назад. Забравшись с машину и слегка отогревшись отправился обратно по дороге 885. Дорога эта достаточно пустынна, да и жилья поблизости немного — лишь несколько домиков тех местах, где дорога идет около пограничной реки-озера. Однако места тут достаточно живописные. Остановившись в одной из таких мест, чтобы сделать снимки озера и лодок на нем, встретил белую собаку, которая решила искупаться, несмотря на достаточно сильный дождь.

Дождь тем временем прекратился и выдался чудный тихий вечер. В результате дорога до Хессенга сильно затянулась, поскольку устанавливался чуть ли не у каждого водоема для съемок. Вечерние краски были хороши, а гладкая вода служила отличным зеркалом для красочного неба.

Вечерняя пастель

До Хессенга добрался уже около 9 часов вечера. Быстренько заправился, выпил кофе на бензоколонке и поехал дальше по дороге Е6. Мне еще нужно было доехать сегодня до Нюборга и найти там площадку для ночевки или отправиться в кемпинг, расположение которого я представлял довольно приблизительно.

На дороге Е6 достаточно протяженный участок закрыт для съемки и стоянок (там неподалеку расположена авиабаза, строения которой хорошо видны с дороги). Проехав этот участок несколько раз останавливался на берегу для съемки, поскольку краски были очень хороши.

К 22 часам доехал до порога (почему-то его считают водопадом) Сколтефоссен, где провел довольно много времени, потратив его на съемки. Рядом с порогом есть неплохая площадка, где можно остановиться (кстати, на краю площадки хороша точка для съемки). Была даже мысль остаться здесь до завтра, но в конце концов она была отброшена — не хотелось ночевать на асфальте. Лучше уж поближе к природе и подальше от шумного шоссе.

В результате уже за полночь нашел небольшую площадку между дорогой и морем неподалеку от Нюборга. Там уже стоял припаркованный на ночь кемпер, но люди в нем видимо спали и я постарался им не мешать. Вечер выдался тихий и, пока готовилась еда, я успел немного поснимать птиц и окрестности.

Ночной фьорд

Фотографии

Вперед

26 июля 2011 года. Бухта Кутовая — Титовка — Никель — Гренсе-Якобсельв — Хессенг — оз. Исоломпола

Назад


Трек неполный.


Проехав около полуночи заросшую березами и кустарником низину с почти перманентной лужей во всю ширину дороги, снова попадаю на открытое пространство и вскоре подъезжаю к переправе через речку. Выхожу из машину для осмотра брода и на другом берегу вижу большой палаточный лагерь со «штабным» шатром, припаркованными автомобилями и другим хозяйством. В лагере видны люди, от которых я уже слегка отвык. Увидев машину, кто-то призывно машет рукой — заезжай в нам на огонек. Переезжаю речку и сворачиваю к лагерю.

Лагерь аквалангистов

Оказывается, что это лагерь большой компании аквалангистов, которые регулярно устраивают такие сборы в разных местах на северных морях. Меня почти силком тащат в палатку-столовую с намерением накормить и поболтать. От еды отказываюсь (времени нет, да и не голоден), но соглашаюсь попить чайку.

Время летит быстро, а мне сегодня еще нужно много проехать и оформить страховку, чтобы к днем уже быть в Норвегии. Дорога от лагеря аквалангистов идет вдоль моря и сложностей на ней никаких нет. Иногда встречаются небольшие и неглубокие лужи, а в целом дорога ровная и твердая. И уже на перешейке, соединяющем полуостров Средний с материком, начинаются большие и глубокие лужи. Некоторые лужи столь фундаментальны, что хорошо просматриваются даже на аэрофотосъемке Google. Но и эти лужи не стали препятствием.

На перешейке ненадолго останавливаюсь. Здесь в Великую Отечественную были многолетние позиционные бои и героические десантные операции. Несмотря на численное превосходство гитлеровцев, наши бойцы устояли и здесь сохранилось единственное место, где фашистам за всю войну не удалось перейти государственную границу СССР. Многие годы о боях в этих местах почти не говорили, а сейчас все понемногу раскрывается и начинаешь понимать героизм и самоотверженность наших солдат и офицеров. И мы — современники, хоть и с многолетним опозданием, начали отдавать свой долг, приводя в порядок эти места и раскрывая темные страницы истории.

Братское кладбище

Братское кладбище, новая часовенка неподалеку и обелиск на скалах. Вышел, поклонился павшим и дальше.

Здесь уже живут люди и ночью на дороге встретил пару домашних гусей. В нескольких местах у дороги припаркованы обычные городские машины.

Гуси на дороге

Дорога здесь уже идет фактически в лесу, в низинах встречаются очень большие лужи и приходиться снова переезжать вброд то ли большой ручей, то ли речушку.

Переправа через ручей

Около перекрестка, где уходит дорога на Рыбачий снова братская могила и памятник. А отсюда уже «прямая» дорога до высотки «Яйцо» над Кутовой губой, где в течении нескольких лет шли кровопролитные позиционные бои и наши бойцы не сдали своих позиций. На местах этих боев еще сохранилось много следов войны — окопы, вырубленные в граните укрытия, колючая проволока, осколки мин и снарядов. А на макушке высотки установлен большой поклонный крест. Неподалеку от креста сохранившийся еще с советских времен памятник погибшим защитникам. К нему несут цветы. Очень тронула оставленная видимо каким-то ребенком шоколадка.

Шоколадка для погибших

Дальше дорога идет через невысокие горы, где встречаются многочисленные и довольно красивые озера. Дорога, в целом, не сложная, но иной раз встречаются достаточно глубокие «рытвины». Если ехать аккуратно и не гнать, проезд возможен даже на «пузотерке». А после выезда из гор к реке Титовке дорога идет по лесу. У моста через приток Титовки — Юрингу — ненадолго останавливаюсь. Здесь небольшой, но довольно красивый водопад БТР неподалеку от моста. Рядом с мостом памятник старшему лейтенанту Мевкунову Игорю Леонидовичу, погибшему здесь в 1994 году при выполнении служебного задания.

Мост был построен в 1942 году солдатами вермахта для снабжения своих войск. С тех пор проезжая часть моста пришла уже в полную негодность, но каменные опоры сохранились идеально. На них и держится положенный сверху стальной пролет моста. На Титовке тоже много интересного, но с большим сожалением проезжаю мимо, поскольку время уже начинает поджимать. До въезда в Норвегию еще нужно найти страховую компанию и хоть чуть-чуть отмыть машину от грязи.

Музей дорожной техники

От моста через Юрингу за полчаса доезжаю до шоссе Е105, ведущего в Норвегию. На часах 3:30( ночь). На этой дороге неподалеку от развилки расположено кафе и мотель. Я надеялся оформить там страховку и что-нибудь съесть. Последнее удалось, а вот со страховкой ничего не получилось. Избалованы мы в Петербурге страховщиками, которые на шоссе Скандинавия работают круглосуточно и стоят один за другим. Здесь ситуация иная и страховщиков ночью и ранним утром я просто не нашел. В результате пришлось оформлять страховку уже на норвежской стороне и в результате она обошлась дороже раза в три.

Попив кофе и съев какую-то плюшку, осматриваю выставленную на всеобщее обозрение старинную дорожную технику, пока курю, а потом отправляюсь дальше. По мере продвижения в сторону Норвегии, где влияние Северо-Атлантического течения гораздо заметней чахлый лесок превращается в нормальную тайгу. Еду, посматриваю по сторонам в поисках страховщиков и мойки для машины. Однако не нахожу ни того, ни другого и в конце концов уже после Никеля останавливаюсь на берегу красивой речки Шуонийоки с намерением выпить нормального кофе, слегка вздремнуть и хотя бы откровенную грязь с машины смыть. Понимаю, что это не совсем хорошо, но грязь на машине природная и особого вреда от нее не будет, да и выхода другого просто нет — на границе меня с такой машиной точно затормозят. Если не наши, то норвежцы наверняка.

Шуонийоки

В результате сполоснул машину без применения каких-либо химических моющих средств, протер еще мокрую тряпкой, а потом полил сверху еще раз речной водой. Кофе тоже сварил и выпил, а вот вздремнуть не удалось, поскольку неподалеку остановилась пьяная местная гопота на «девятке» и устроила шумный пикник, который завершился внутренними разборками и небольшим мордобоем. Хорошо, что я отъехал подальше от дороги и за деревьями ни меня ни моей машины видно не было. А шума я обычно не произвожу.

Когда эта публика уехала наконец-то, двинулся потихоньку и я в дальнейший путь (10:10). До границы доехал без приключений и остановок. На переходе кроме меня был еще мурманский микроавтобус, в котором ехало несколько человек, похожих на «челноков» из 90-х. Может челноки и были. Удивило, что все они выстроились идти через «красный» коридор, а в «зеленом» я оказался один. Стоим, ждем пока служивые начнут свою работу (здесь переход не круглосуточный, а приехал я достаточно рано). Через некоторое время ко мне подходит человек в форме и слегка удивленно спрашивает — почему я хочу пройти через зеленый коридор. Так нечего мне декларировать, говорю. А мы и посмотрим, отвечает он. В результате мне выделяют чистенькую площадку немного в стороне и просят вынуть из машины все, что там есть. Хлопотно это, но вынимаю. Ничего не нашли и даже не стали докапываться до фототехники, хотя формально, наверное, могли — она ведь ни разу не дешевая. Не удовлетворившись осмотром содержимого и внутренностей машины, попросили заехать на яму и осмотрели снизу. Там тоже ничего не нашли криминального, но добрый дяденька сказал, что у меня обломился надетый на сапун переднего моста шланг. Поблагодарил его за информацию (но, к сожалению, быстро об этом забыл, что привело через 2,5 года к некоторым добавочным приключениям).

Распрощавшись с нашими пограничниками, отправляюсь к норвежским. Это совсем рядом — переход здесь очень компактный. Норвежская барышня быстро оформила мне страховку. Смотреть ничего не стали, хотя некоторые из продуктов, которые были у меня с собой, ввозить не разрешается, о чем я прочел на плакате у норвежцев. Ну и ладно, меньше нужно будет покупать еды в Норвегии.

Выехав ровно в полдень с погранперехода, остановился перекурить и обдумать дальнейшие действия, поскольку спать хотелось. Решил-таки доехать до Гренсе-Якобсельв и вздремнуть там. Планируя поездку и не имея опыта пребывания в Норвегии я был намерен останавливаться в кемпингах, о чем и договорился заранее с их хозяевами. Однако первый кемпинг принимал только с вечера, а время было еще раннее и это послужило основным мотивом поездки сначала к морю. Но приключения только начинались.

Еду я себе по дороге 886 и на одном из перекрестков по собственной дури прямо на ходу устраиваю в машине небольшое КЗ (короткое замыкание). Ничего страшного, сгорел лишь один предохранитель, как потом выяснилось. Но этот предохранитель имел некоторые особенности. Во-первых, он был неверно указан в документации на машину, а во-вторых именно через него питался иммобилайзер. И эта электронная хреновина, лишившись электропитания, немедленно заблокировала питание двигателя, после чего машина, прокатившись немного в гору по инерции, встала в совсем не подходящем месте. Весело! Остановился, осмотрелся и понял, что оттуда нужно сваливать поскорее — очень уж неудачное место для стоянки и ремонта машины. Ехать под горку можно было только задним ходом, но без двигателя в машине не работает ни гидроусилитель руля, ни тормоза. В результате при попытке скатиться назад я начал откровенно съезжать в кювет, что остановило меня пока от продолжения попыток.

На счастье мимо проезжали мурманские ребята, которые сами остановились и предложили отбуксировать меня до ближайшего удобного для ремонта места. В результате нашли для моей машины приличную ровную площадку, где я никому не мешал и ребята уехали, а я остался со своими проблемами. Пришлось даже позвонить в Петербург установщикам иммобилайзера, но они конечно не смогли вспомнить, куда его подключили. Попытки найти блокируемые цепи и обойти иммобилайзер особого успеха пока не давали, но я продолжал поиски. Про сгоревший предохранитель я еще достоверно не знал, поскольку поверхностный осмотр показал, что все предохранители целы.

На беду мою выбранная площадка оказалась неподалеку и в прямой видимости от дома, где жил местный скучающий пенсионер, который от душевных щедрот решил прийти мне на помощь. Причем, судя по всему, в автомобилях он понимал совсем немного. Зато советов давал уйму. А если учесть еще, что его английский был едва ли не хуже моего, а по русски он не говорил совсем, как и я по норвежски, то общение с этим дедушкой сильно скрасило грустный процесс восстановления подвижности автомобиля. Провел еще раз осмотр всех предохранителей с помощью фонарика и убедился, что все они целы. Однако иммобилайзер не работал и приемник тоже — значит проблема в электричестве. Обойти иммобилайзер тоже не удалось, несмотря на довольно глубокое погружение в электропроводку. Оставался последний вариант — выдергивать предохранители по одному и проверять их омметром. Сказано — сделано, и усевшись на подножку начинаю измерять сопротивление каждого предохранителя. Дошел уже почти до конца и вот меня настигла удача. Паскудный предохранитель расплавился не в том месте, где предусмотрено конструкцией (видимом через специальную прорезь изгибе), а на прямом участке, который через матовую пластмассу просто не видно. Ура!

Начал собирать машину воедино, а огорченный близким завершением спектакля дедушка покинул меня к моей вящей радости. Все собрал, все работает и можно ехать. Вперед!

Дорога в Гренсе-Якобсельв (866) довольно узкая и извилистая, но покрытие хорошее и ехать можно достаточно быстро. К северу от дороги большое озеро Store Kobbholmsvatnet, которое я даже в какой-то момент принял за фьорд, и через горы в это озеро со стороны моря сползают облака.

Озеро у дороги

Вскоре дорога выводит на берег пограничной реки Паз, вдоль которой и идет практически до самого моря. Пограничные столбы стоят у самой дороги, а на другом берегу неширокой реки — Россия. Можно было бы даже перекинуться парой слов с пограничниками (если б их увидеть), но установленные вдоль дороги плакаты запрещают это делать. Тут вообще довольно много запретов и, в частности, на съемку длиннофокусными объективами. Последний запрет я точно буду игнорировать.

Тихая бухта

Довольно быстро приезжаю на берег моря. Здесь уютная и тихая бухта, по берегу которой время от времени гуляют олени. Достаточно места для парковки, есть туалет и даже какое-то кафе. А чуть поодаль — отличный песчаный пляж. И над всем этим великолепием на горушке располагается НАТОвская станция наблюдения за нашими лодками и надводными кораблями. Ее можно рассмотреть в левом верхнем углу снимка.

Не успеваю еще оглядеться толкам, как к машине подходит какой-то скандинав и бодрым голосом спрашивает меня — почему я до сих пор не купаюсь. Отвечаю ему, что надо хотя бы штаны снять (кстати, надев после купания шорты, я уже и не надевал брюк, пока был в Заполярье). Совет дельный для человека с большим недосыпом и я лезу в воду. Чистая изумительно, но ни разу не теплая — градусов 8, может быть 10. Тем не менее, плаваю в ней после продолжительной езды без сна с большим удовольствием. А искупавшись, как же не принять немножко хорошего виски. Принял, расслабился и сидя в машине со включенными фарами приспал несколько часов. А когда проснулся, машина уже не подавала признаков жизни.

Пришлось пройтись по водителям окрестных автомобилей с просьбой «прикурить» меня. А стоял я «мордой» к самому морю и подъехать можно было только справа. Нашелся добрый датчанин, который вызвался мне помочь. Провода у меня были с собой и машина завелась сразу же. Ну что ж, пора и покидать это гостеприимное место, благо выспался я на славу. Перед отъездом я обратил внимание, что некоторые обитатели машин явно собираются тут на берегу и ночевать. Но пока эта мысль еще не овладела мной и я планировал неспешно ехать в направлении кемпинга.

Однако по дороге в нескольких местах на расположенных неподалеку площадках заметил машины, припаркованные с явным намерением оставаться тут достаточно долго. И люди занимались приготовлением еды и всякими делами походного хозяйства. Похоже, что тут можно остановиться, где захочешь. Кемпинг отменяется — я лучше найду себе уютное место где-нибудь подальше от людей.

Стоянка у озера

С этими мыслями я доехал до шоссе Е6 и по нему до бензоколонки в Хессенге. Выпив здесь кофе и заправившись, решаю ехать на юг по дороге 885, неспешно подыскивая место для ночевки. Мест таких около дороги было достаточно много, но везде или что-то не совсем устраивало или рядом уже кто-то остановился на ночлег. В результате я нашел чудную оборудованную площадку неподалеку от дороги на берегу озера Исоломпола. На озере тоже кто-то устроился на ночлег, но они были достаточно далеко и проблем друг другу мы не создали. Все, спать-спать!

Фотографии

Вперед

25 июля 2011 года. Бол. Озерко — п-ов Средний — мыс Земляной

Назад


Часть трека этого дня на карте за предыдущий и следующий дни.


День этот начался с полуночного чая в сторожке на базе нефтяников. Перед этим я промок до нитки и изрядно промерз, пока выбирался из торфяника, в котором застрял по собственной дури. Выехав из поселка Озерко, быстро проскочил перешеек до полуострова Средний и на развилке дорог не стал сворачивать налево в сторону Титовки, а отправился прямо. Метров через 600 на дороге еще одна развилка. Направо мимо нескольких зданий уходит тупиковая дорога на берег, а свернув налево, через пару сотен метров попадаешь на берег речки с полуразрушенным деревянным мостом.

Мост через речку (не пригоден для проезда)

Осмотрев мост понимаю, что проехать по нему нельзя и отправляюсь оценивать возможность переправы вброд. Речка тут довольно широкая и не кажется мелкой, по крайней мере в дождливую ночь. Обратил внимание на плавающие на поверхности неподалеку от обеих берегов пластиковые бутылки, немножко удивился — зачем? И совершенно не вспомнил, что мурманские ребята говорили мне, что это маркировка пути проезда. Осмотревшись, отчетливо понял по следам машин на обоих берегах, что нужно съезжать в воду под острым углом к берегу, ехать вниз по течению и посредине реки круто поворачивать налево, чтоб выехать на другой берег тоже под острым углом.

На всякий случай упаковываю свою драгоценную фототехнику в кофр, чтобы в случае чего не потерять ее. Помоляся и включив заранее демультипликатор, въезжаю в речку. Съезд пологий, дно более или менее видно, благо дождь поутих. Так и еду вниз по течению к середине русла. Постепенно становится глубже, вода уже порой заплескивает на капот, но дно ровное и твердое. Машина идет нормально. Сворачиваю круто влево и начинаю подниматься вверх. На капот поначалу льет очень основательно. Становится слегка тревожно — шноркеля у меня нет. Однако машина в очередной раз стойко выносит движение по глубокой воде, вывозя мне на другой берег.

Отъехав от речки немного, останавливаюсь на дороге, чтобы дать воде вытечь отовсюду, куда она попала. Да и самому можно перекурить.

После брода

В сотне метров от речки слева от дороги установлен обелиск в форме свечи. Пока вода вытекает из машины, иду к нему и делаю несколько снимков.

За этот «день» уже изрядно вымотался и хочется куда-нибудь завалиться и поспать. Поэтому начинаю высматривать место для лагеря. Проехав по дороге еще 5 — 6 километров, нахожу довольно уютное место между морем и дорогой к северу от аэродрома Пумманки. Все, на сегодня хватит. Спать!

Лагерь на берегу

Проснувшись далеко за полдень, начал заниматься просушкой намокшего вчера. А мокрое было все, что надевал в течение дня. И вся эта вода вместе с одежкой была затащена в машину, в результате чего пришлось сушить много и долго. Ветерок и выглядывавшее иной раз из-за облаков солнце помогли и за время приготовления еды и ее поглощения высушить удалось большую часть. А пока я занимался съемкой на берегу, высохло и остальное.

Просушка

Берег здесь достаточно уютный — галечный пляж с небольшими скальными выходами, с юга от ветра прикрывает поросший травой скально-осыпной склон. Вдоль берега много следов войны — окопы, ходы сообщения, стрелковые ячейки. Подальше от воды обильная трава со множеством разных цветов и ягод. Здесь растительность сильно отличается от Рыбачьего — там мох, лишайники и лишь местами трава, а уж какие-нибудь деревца или кустики — просто редкость. На Среднем трава практически везде, много цветов, ягод и достаточно крупный кустарник. Иной раз встречаются просто гигантские растения, похожие на борщевик.

Заполярный гигант

Выехал около 18 часов. Дорога по Среднему идет плотная, каменистая и, несмотря на прошедшие недавно дожди, никаких проблем с проездом нет. Лишь один или два раза встретились довольно протяженные лужи в низинах среди высокого кустарника. Просмотреть их возможности не было, поскольку в воду лезть не хотелось. Поехал наудачу и все закончилось ею.

Ближе к мысу Земляной встречается все больше фундаментальных немецких укреплений на позициях, откуда обстреливали полуостров Рыбачий и, возможно, караваны судов, идущих в Мурманск. Укрепления сложены из местного камня, скрепленного цементным раствором. Время их практически не берет. Нужно отметить, что немецкая армия обустраивалась в этих краях серьезно — прокладывали дороги, строили мосты и укрепления. Не помогло!

Немецкое укрепление

На мысе Земляной действующий пост радионаблюдения. Видна длиннноволновая антенна и родной триколор на флагцтоке. У дороги поставлен указатель, запрещающий проезд. Сворачиваю влево на какую-то объездную дорогу, оставляя военных в стороне.

Антенна на мысе Земляной

Объезд уводит довольно далеко от моря, но как потом выяснилось — это было знаком судьбы. Дорога по берегу изрядно заболочена и я со своим стремлением залезть во всякую пакость наверняка бы там прижился на продолжительное время.

Сделав крюк по объездной дороге, встретил неподалеку от заброшенных позиций около Посёлка группу скандинавов на паркетниках, которую вел парень из Мурманска на вполне аутентичном ГАЗ-69. Их уже на часто встретишь на наших дорогах, поэтому машинка откровенно порадовала. Кстати, почти 5 лет спустя я увидел ГАЗ-69 в рабочем состоянии в Исландии. К тому моменту машину не выпускали уже 42 года. А он все ездит!

Ветеран бездорожья

Немножко поболтав с водителем ГАЗ-69, распрощались и поехали каждый в своем направлении (они ехали встречным курсом). Они поехали навстречу своим приключениям, а я отправился осматривать заброшенные сооружения в окрестностях Посёлка. Там много интересного и было бы неплохо полазать внутри этих сооружений, но в одиночку это совсем не с руки. Поэтому ограничился внешним осмотром.

Дело уже к ночи и пора ехать дальше. На этом ходовой день еще не заканчивается (в следующий раз посплю я уже в Норвегии) и будет еще много интересно, но об этом потом. А на прощание фотография дорожной лужи, конца которой не было видно. Ехал на свой страх и риск — получилось.

Большая дорожная лужа

Фотографии

Вперед

24 июля 2011 года. Цыпнаволок — Зубовка — Бол. Озерко

Назад



Цыпнаволок

Этот день разбился на части, что стало уже привычным по причине круглосуточного светлого времени, но на сей раз он разбился даже не на две, а на три части. Сначала я до трех часов ночи занимался приготовлением и потреблением то ли ужина, то ли уже завтрака, что было сопряжено с дождем и фотосъемкой, поэтому заняло немало времени. Да и коньячок знатный был, что тоже время отнимало. Потом спал до полудня и даже чуть больше и ехал в Озерко под практически не прекращающимся дождем. В Озерко меня заманил на чаек знакомый охранник базы геологов и я довольно долго просидел у него. А потом поехал на Средний и по пути случилась непростая переправа через речку с глубоким омутом. Проехал я удачно и уже значительно позже вспомнил, что мурманские ребята из Тойоты рассказывали мне, как нужно переезжать эту речку. Видимо отложилось в подсознании и проехал правильно. А несколько дней спустя встреченные мной на Среднем скандинавы утопили-таки там один из паркетников. Это мне рассказали на следующий год мои друзья с Рыбачьего.

Поклонный крест на берегу

Место для лагеря на мысе Цыпнаволок я выбрал очень удачно — тут был маяк, геодезический знак, поклонный крест и развалины какого-то, похоже весьма давнего, строения. Была правда еще небольшая армейская помойка, но и она оказалась довольно интересной, поскольку выброшены были там старые коммуникационные и навигационные устройства. Что-то даже оказалось не знакомым для меня. Поклонный крест на берегу установлен был, судя по всему на месте такого же давнего креста. У российских первопроходцев такая традиция была издавна — придя на новое место, поставить крест. Это и благодарность Богу за помощь и поддержку, а также просто обозначение очередного «края» Земли Российской.

Радуга над лагерем

После ночного дождя над озером к югу от места стоянки повисла чудесная двойная радуга. Насмотревшись на все эти красоты, в начале четвертого отправляюсь спать.

Поутру еще раз осматриваю окрестности лагеря. Здесь много птиц, основание какого-то старинного дома или лабаза и довольно красивые скалы. Нагулявшись, в 17 часов еду к пограничникам обозначить свой отъезд и поворачиваю на дорогу в сторону Зубовки. Днем и без дождя дорога выглядит несколько иначе. До Озерко ехать 49 км. (по навигатору).

Заброшеный гарнизон

Вскоре подъезжаю к заброшенному гарнизону между морем и дорогой. Печальная картина запустения — брошенные здания и сооружения, ржавеющая техника. Побродив немножко среди развалин, отправляюсь дальше. С дороги замечаю что-то похожее на кораблю около береговых скал. Бросаю машину у дороги и пешком отправляюсь на берег. Действительно, у скал на мели лежит часть корпуса корабля (потом выяснилось, что это разбившийся о скалы лесовоз из Архангельска). Неподалеку от погибшего корабля интересный «съезд» в море — между скал довольно широкая и плоская галечная полоса. Правда она совсем короткая и не позволяет выбраться на коренной берег.

Плоский берег между скал

Неподалеку на берегу небольшой бухты огромное число плавника. Возможно это бревна с погибшего лесовоза, но встречаются и явно инородные тела типа кабельных барабанов. Видимо все-таки плавник просто прибивает в эту бухту. Вспомнились крупнейшие «залежи» плавниковых бревен на некоторых участках исландских берегов. Там просто идет «промышленная» заготовка этого леса, который уходит на строительство. В Исландии леса напрочь вырубили еще первопоселенцы, а сажать заново начали лишь в последние несколько десятков лет и эти леса еще не достигли промышленной зрелости. Поэтому «дары моря» в Исландии представляют большую ценность.

Плавниковая бухта

К северу от затонувшего корабля на возвышенном берегу остатки военных позиций со стрелковыми ячейками, окопами и даже небольшими укреплениями из камней. То ли с войны все сохранилось, то ли позднее использовали для обучения солдат. Снова начинается довольно нудный дождь и приходится спешить к машине, чтобы не промокнуть совсем.

Дождь зарядил надолго, поэтому Зубовку я проехал без остановки, хотя там много интересного сохранилось. Дорога в сторону Озерко после Зубовки сравнительно простая, но только не в дождь. Много больших луж, в которых встречаются крупные камни. В ясную погоду вода в лужах достаточно прозрачна и камни видны, а в дождь приходилось ехать «на ощупь».

Около дороги справа встретились достаточно хорошо сохранившиеся каменные сооружения. Некоторые могли быть капонирами для военной техники, а другие куда больше напоминают хозяйственные или культовые постройки живших здесь когда-то людей.

Дорога, хотя и покрыта большими и глубокими лужами, по большей части достаточно твердая, а вот чуть в стороне от дороги, если нет выходов скал, плоские торфяники, в которых застревают даже вездеходы.

Коварный торфяник

В лужах достаточно часто встречаются крупные камни, которые могут стать препятствием для УАЗа, а в дождь эти камни напрочь не видны. Перед некоторыми лужами я выходил наружу для просмотра, но луж много — к каждой не набегаешься, да и дождь достаточно сильный и холодный. И вот, подъехав к очередной глубокой луже типа той, что на фотографии, я решил объехать ее слева, благо там были отчетливые следы. И поехал. Объезд, естественно, по торфянику. И вот, когда два правых колеса уже зацепились за твердую дорогу, левое заднее начало зарываться в торфяник. А блокировки дифференциала у меня нет. Подергавшись немного на месте в попытках выбраться естественным способом, понял, что без постороннего вмешательства не обойтись и выбрался наружу под мерзкий дождь.

Глубокая лужа на дороге

После осмотра стало ясно, что придется поднимать машину домкратом и что-нибудь подкладывать под оба левых колеса, поскольку заднее ушло в торф по самую ступицу, да и переднее не сильно отстало от него. Отправляюсь искать камни, не надеясь в этой тундре найти что-то более подходящее. Но тут удача повернулась в мою сторону и впереди рядом с дорогой обнаружилось отличное бревно. Бензопила у меня всегда с собой, поэтому беру ее и отправляюсь заготавливать плашки для построения персональной дороги. Несмотря на дождь и уже промокшую насквозь пуховую куртку работа по заготовке и транспортировке плашек изрядно согрела меня. Поднимаю реечным домкратом сначала заднее колесо и заталкиваю под него самую большую плашку. После этого поднимаю переднее и кладу туда самую маленькую, а остальные раскладываю дорожкой между колесами и перед машиной. Теперь аккуратненько за руль и медленно-медленно вперед. Ура, выехал!

После такого мероприятия нужен перекур. Сажусь на остатки бревна, благо дождь ненадолго утих (да и мокрый я насквозь все равно), закуриваю и наслаждаюсь. Вдруг доносится звук мотора и где-то в течении минуты к перекрестку, до которого я не доехал метров 150 — 200, подъезжает УАЗик Хантер. Выходят двое парней и спрашивают, доедут ли они по этой дороге до Скарбеевки. Оно конечно, доехать можно и по этой дороге, но она не самая короткая, да и не ездил я по ней. Объясняю ребятам, что разумней будет вернуться в Озерко и ехать оттуда более короткой и надежной дорогой, а сам думаю — и что бы вам не приехать минут на 20-30 пораньше. Выслушав мои комментарии ребята поворачивают обратно в Озерко, а следом за ними отправляюсь и я.

Где-то около полуночи приехал в поселок и заглянул на чаек в сторожку базы нефтяников. Попил чайку с охранником, отогрелся у печки и поехал потихонечку на Средний, где меня еще ждал коварный брод. Но об этом уже завтра.

Фотографии

Вперед

23 июля 2011 года. Устье р. Скарбеевская — Цыпнаволок

Назад


Трек ночной прогулки отображен на карте предыдущего дня.


Эта прогулка началась перед полуночью, после короткого ужина, подкрепленного рюмочкой коньяка. Переправился вброд босиком через речку Скарбеевскую и пошел вдоль песчаного пляжа на северо-запад. На речке за время моей предшествующей прогулки появился новый лагерь и пара внедорожников с московскими номерами. Проходя неподалеку, помахал им рукой, но они не заметили или сочли нужным проигнорировать. Ну и ладно, все мы тут самодостаточны.

Место брода

На берег мерно накатываются небольшие волны, а впереди яркая полоска света от прячущегося за облаками полуночного солнца. Дождик прекратился, ветер не сильный и достаточно тепло. Значит можно гулять долго. Точно к полуночи дохожу до конца пляжа, отделенного небольшим скальным мыском от следующего пляжа, и начинаю подниматься по пологому склону на плато. На берегу интересно, но хочется больше простора, поэтому выбираю подъем на плато.

Плато достаточно ровное, есть несколько небольших озер. Ходить здесь удобно и просто, видно и море и развалины военного городка. У горизонта облаков над морем нет и полночное солнце красиво освещает тундру, давая длиннющие тени.

Тень в ночи

Здесь тоже время от времени встречаются разные находки типа оленьих рогов или обломков старых солдатских лыж с полужесткими креплениями. И, как обычно, сохранившиеся следы войны.

Стрелковая ячейка

Ближе к заброшенному городку военных начинают появляться уже более современные сооружения типа землянок (возможно, погребов). Но пора уже поспать и поворачиваю в сторону лагеря. И тут приключилось совсем нежданное — идя по старой дороге я видимо достаточно близко подошел к гнезду черной крачки и она бросилась атаковать меня, пикируя с явным намерением клюнуть меня в голову. Честно признаюсь, не по себе стало. Пришлось отбиваться от нее фотоаппаратом. В какой-то момент на помощь к ней пришла еще одна и мне стало совсем грустно. Они нападали с разных сторон и пикировали на меня с высокой скоростью, меняя направление только в результате осознания угрозы получить ответный удар. Но мне повезло и вторая крачка оказалась не таким близким другом и вскоре улетела по своим делам. А я прибавил ходу, продолжая держать глухую оборону.

Это был мой первый опыт общения с агрессивными крачками. Но не последний — спустя два года я снова подвергся атаке крачек. Это было уже на Шпицбергене и птицы были белые. Но от этого ничуть не легче. Расскажу про белых крачек потом, когда дойдут руки описать поездку на Шпицберген. А сейчас спать.

Проснувшись после полудня, забежал к своим знакомым из лагеря и выяснилось, что вчера они заходили ко мне, но я в это время как раз отправился на ночную прогулку. Посетовали и разошлись. Я приготовил еду и, быстро съев ее, отправился дальше в сторону Зубовки и мыса Цыпнаволок. Дорога от Скарбеевки сначала поднимается на холмистое плато, где я вчера гулял и постепенно выходит к берегу моря, где начинается спуск. Дорога достаточно хороша — нет ни глубоких луж, ни крупных камней, да и грязи немного совсем.

На краю плато

В какой-то момент при очередной остановке удалось довольно близко подойти к черным птицам, которых мне так и не удалось снять вчера. На этот раз 300-мм объективом все-таки удалось их «достать». Но что это за птицы я так и не понял.

Черные птицы на белом камне

Берег здесь низкий с длинным галечным пляжем, много плавника. Здесь достаточно много удобных мест для лагеря, но ветер может сильно испортить жизнь. Встречаются небольшие выходы скал, где можно найти защиту от ветра, если решите остановиться на этом берегу.

Довольно далеко впереди, справа от дороги заметно какое-то непонятное движение. По мере приближения становится ясно, что это олени. Я много слышал про стадо оленей на Рыбачьем, которое то ли дикое, то ли полудикое, поскольку у него есть хозяин. Мнение расходятся. В одной из знакомых компаний мне даже рассказывали, что охотились на оленей из этого стада и пару подстрелили и съели. Никто не пришел с претензиями.

Олени шли мне наперерез и пришлось остановиться, чтобы пропустить стадо. Голов триста, не меньше. Пропустив стадо, проехал еще несколько сот метров и остановился с намерением пройти вдоль обрыва в сторону моря, поскольку там открывались красивые виды. Вышел из машины и неспешно пошел по краю скалы вдоль обрыва. В какой-то момент повернул голову в сторону оленьего стада и увидел, что вожак, пристально посмотрев в мою сторону, туда же и повернул свой путь. А за ним и все стадо, постепенно ускоряясь, направилось бежать в мою сторону. Как-то не по себе стало и пришлось спешно ретироваться в машину.

Идем к тебе ...

Далеко впереди время от времени появляется что-то напоминающее небольшой автомобиль. Видимо, я не одинок в этой дороге. Впоследствии так и оказалось — у переправы через речку я догнал остановившуюся там старенькую Тойоту. Они уже осмотрели переправу, а мне еще нужно было понять, как проскочить эту речку между крупными камнями, а потом не закопаться на довольно крутом песчаном подъеме после переправы, да и в камень какой здоровенный не въехать. Посмотрел речку, подошел к неожиданным попутчикам. Ребята тоже ехали на Цыпнаволок, но решили у речки остановиться на обед. Я побродил по окрестностям, поснимал и, попрощавшись с ребятами на всякий случай, благополучно проскочил и речку и песчаный подъем. На всякий случай лишь включил пониженную передачу.

Подъем после переправы

После выезда из речки сначала подъем с сыпучим песком и крупными камнями, затем небольшой плоский участок (здесь можно остановиться) и поворот к новому песчаному подъему на небольшой перевал, с которого дорога спускается к морю.

Песчаный подъем

Я проезжал во время отлива и дорога по песчаной отмели была почти сухая и хорошо просматривалась. Относительно возможности проехать во время прилива судить не возьмусь, хотя песок на отмели плотный и ехать по нему можно даже при наличии воды. Но кто знает, поэтому наверное лучше будет переждать, если вы не знаете дороги. На отмели есть несколько ручьев, которые приходится переезжать. Камней практически нет — ровный песок.

Дорога по морю

Отмечу, что есть и другая дорога, которая уходит правее практически сразу после переправы через речку. На аэрофотосъемке Google Maps дорога представляется нормальной, но я по ней не ездил и судить не готов.

Перед выездом на отмель на самом берегу довольно большая песчано-травяная площадка, которую, судя по всему не заливает приливом. С южной стороны площадка прикрыта от ветров склоном и здесь вполне можно остановиться и дождаться отлива. В нескольких десятках метров к северу еще одна песчаная площадка, также прикрытая склоном от южных ветров.

Я ехал не спеша и уже на открывшейся в отлив песчаной отмели, по которой идет дорога, Тойота догнала меня и дальнейший путь до пограничников мы проехали вместе.

С отмели дорога по плоским камням выбирается на коренной берег и дальше так и тянется плотная каменистая дорога. И только перед бродам через речку уже в самой Зубовке дорога уходит в низина, где превращается в большую лужу. Однако ничего страшного в этой луже не обнаруживается и, миновав Зубовку, еду дальше в сторону мыса Цыпнаволок.

Большая зубовская лужа

От Зубовки до Цыпнаволока дорога достаточно хорошая и еду практически без остановок. Несколько раз встречаются олени и даже удается сделать снимки.

Олени у дороги

На мысе расположена метеостанция и пограничный пост. Пограничники записывают всех посетителей в специальный журнал. После регистрации и непродолжительного разговора с дежурным пограничником отправляюсь на поиски места для лагеря. Немного покружив по окрестностям, выбираю ровную площадку под геодезическим знаком около маяка на северной оконечности мыса. Место оказалось замечательным, но об этом уже в следующий раз.

Фотографии

Вперед

22 июля 2011 года. Мыс Кекурский — устье р. Скарбеевская

Назад



После нескольких часов посиделок на маяке уже в ночь отправился дальше. То ли посиделки были хороши, то ли просто шел мерзкий дождь, на за 4 часа дороги фотографий просто нет, хотя там и встречались интересные места. Где-то часам к 3 ночи нашел таки уютное для ночевки место под скальным гребешком на мысе Кекурский, где и остановился.

Лагерь под скалой

Дров достаточно, скала защищает от ветра, ровная площадка — что еще пожелать. Ночь выдалась туманная, но я все-таки забрался на гребень и прошел по нему в направлении воды. На оконечности гребня добрые люди установили крест. Здесь, на Рыбачьем, много крестов. Раньше ставили поклонные или обетные кресты, а сейчас даже трудно сказать что это. Но душу радуют, хоть и не могу себя отнести к поклонникам христианства.

Крест на краю скалы

Спать лег под утро, что уже стало привычным и проснулся часов в 12 дня. Туман никуда не ушел и дождик время от времени каплет. Север, однако. Поев, отправился озирать окрестности. К берегу выводит дорожка через седловину в скальном гребне, который ночью защищал меня от ветра. Туда можно и на машине проехать, но в моем случае от этого стало бы только хуже — ветрено там. Да и спуск к морю не самый простой, а потому нужно будет обратно подняться.

Скальные ворота со стороны моря

Берег здесь скальный и порода похожа на разливы вулканической лавы, поставленные «торчком». Поэтому камни узкими полосками выдаются в море. По не залитым водой возвышениям вполне можно ходить, но скользко. Тем не менее углубляюсь в море. В залитых водой понижениях много всякой растительности и даже попадается некрупная живность. Вода удивительно прозрачная и даже довольно теплая, несмотря на некоторое волнение, приносящее из моря более холодную воду.

Берег у Кекурского мыса

А под скалами среди травы встретил ядреное растение, похожее на борщевик. Позднее, на Среднем, борщевики будут просто гигантского размера. Придет время, покажу.

Заполярный монстр

В прогулках время бежит быстро и вот уже пора ехать дальше. Стартую в 13:45. Возвращаюсь вчерашней дорогой, но погода стала чуть лучше, да и светлее днем, поэтому есть возможность остановиться и поснимать. Еду вдоль берега Вайда-губы до развилки, где установлен крест неподалеку от военного кладбища. Здесь под красной звездой вместе с советскими солдатами похоронены два неизвестных английских летчика.

Братская могила

Около кладбища дороги расходятся — одна, которую я проигнорировал вчера, ведет к маяку. На ней есть сильно заболоченные участки, но в целом дорога проезжаемая. Я же поворачивая налево и назад в направлении заброшенного военного городка.

Дальше дорога едет вдоль нескольких крупных озер со множеством птиц, пересекая что-то похожее на разломы, где между озерами текут ручьи и речки в скальных берегах. Каньоном это не назовешь, но выглядит привлекательно. В конце концов дорога приводит с заброшенный военный городок. Здесь, конечно, впечатление остается гнетущее. Мы за мир и все такое, но всегда грустно смотреть на брошенные места обитания людей.

Здесь был спортзалЭтот гнет запустения вкупе с мелким противным дождем довольно быстро прогоняют меня с территории военного города и еду дальше в направлении «лагеря археологов» (так сказали мне мои дайверы) на Скарбеевке.

Подъехав к лагерю вижу ГАЗ-66 непривычной голубой окраски и несколько армейских палаток. Понимая, что могу помешать людям, занятым делом, останавливаюсь неподалеку и иду к палатке, над которой вьется дымок печки. Захожу, здороваюсь и прошу разрешения бросить около их лагеря машину на пару часов, пока я найду себе место для лагеря. Обитатели палатки с этим любезно соглашаются и я выходу наружу, направляясь с сторону машины. И вдруг слышу сзади крик: «Коля, это ты?» Обернувшись вижу свою давнюю знакомую из Твери — Ирину Растопшину. Она мне и рассказала, что это никакие не археологи, а лагерь туристов, которых привозят сюда за немалые деньги пожить в условиях дикой природы. А она тут инструктором служит. Вопрос с парковкой и местом для лагеря решился сразу, да еще и чаем любезно напоили и подсказали, что удобно будет остановиться метрах в 300 от их лагеря, чтобы шумные (иной раз) туристы не помешали спать. Пригласив Ирину с ее друзьями вечером в гости, переезжаю в указанное место около поклонного креста на берегу (там как раз место освободили рыбаки из Мурманска), ставлю палатку и отправляюсь в дальнюю прогулку.

Освобождается место для лагеря

Берег здесь, как большинство других берегов на Рыбачьем сложен слоистыми породами, с причудливо вывернутыми и изогнутыми слоями. Промежутки между слоями достаточно слабые и по ним идет эрозия. Время от времени скальные выходы перемежаются галечными пляжами. По берегу много птиц и некоторые довольно агрессивны, но об этом чуть позже. Достаточно много плавника и среди обломков встречаются довольно интересные экземпляры, больше похожие на скульптуры.

Спящий на поплавке

На выдающихся в море скальный выступах парами сидят какие-то крупные черные или темно-серые птицы, силуэты которых напоминают цапель. Подойти к ним близко так ни разу и не удалось. Чуть только приблизишься, они мгновенно «падают» с высокого камня в море и уже над самой водой раскрывают крылья и улетают, как экранопланы.

Осторожные птицы

Несколько раз появлялась довольно крупная птица, похожая на небольшого орлана, но к ней тоже не удалось приблизиться для опознания или съемки.

По берегу время от времени ездят, на галечных участках местами четко просматривается автомобильная «колея». Немножко странно, поскольку берег этот не очень плоский и заканчивается скальными прижимами и ничего сильно примечательного на нем нет. Возможно какие-то рыбаки, но они обычно оборудуют стоянки, поскольку приезжают надолго. Заканчивается эта «дорога» просто у береговой линии. Дальше ехать просто некуда — слева и впереди море, справа скальный склон.

Дорога к океану

Сравнительно плоский берег через некоторое время заканчивается и приходится забираться на скальный склон, местами поросший травой. Здесь еще сохранились небольшие снежники. На макушке скалы довольно большая группа людей — видимо привели туристов из лагеря. Они успеют уйти, пока я буду неспешно подниматься по склону. Прижимы тянутся недолго и за ними берег становится практически плоским в виде цепочки галечных пляжей.

Полосатый берег

Подъем на скалу не сложен, по большей части можно спокойно идти вверх и даже встречается какие-то подобие тропинок. Местами несложное лазание, которое даже в дождливую погоду не вызывает проблем. Скалы явно вулканического происхождения и хорошо видны слои лавы от давних извержений порою весьма причудливо изогнутые. Гнуло их и ломало недюжинными силами.

Выбираюсь на плато по склону. Плато ровное и достаточно большое. По нему проходит несколько дорог и вскоре тут предстоит проехать. Направляюсь в сторону лагеря, поскольку трехчасовая прогулка уже вызывает желание что-нибудь съесть. А обратно идти столько же, правда по более ровной дороге. На плато встречаются остатки военных сооружений, напрочь распиленных металлистами, которые совершают сюда регулярные набеги до сих пор. Видел я одну такую команду на мысе Немецком. Хорошо оборудованный КаМАЗ с небольшим краном и инструментами для резки металла. С одной стороны неплохо — вывезут лишний мусор, который иначе бы просто валялся и ржавел. Но работают они грязно и за собой не убирают. Хищники!

Несколько раз нахожу в траве оленьи рога, а один раз попадаются останки разделанного оленя — позвоночник, другие кости и мех от расклеванной птицами шкуры.

Вдоль берега встречаются стрелковые ячейки — здесь тоже были красноармейцы в войну. Но следов войны тут гораздо меньше.

Уже на полпути к лагерю просто натыкаюсь на текущую по довольно крутой скале небольшую речку. Она разливается по скалам несколькими потоками с миниатюрными водопадами. При хорошем свете тут должно быть очень красиво. Но сейчас туманно и снова моросит мелкий дождик, поэтому продолжаю путь в направлении лагеря, обойдя водопады по более пологому склону.

Лагерь туристов

Со склона хорошо видны палатки туристов, а неподалеку от своего лагеря на другом берегу речки Скарбеевской вижу еще пару машин и большой шатер. Пока я гулял приехала еще компания москвичей.

Наскоро готовлю ужин, съедаю его и, приняв немного коньячку отправляюсь на новую прогулку уже в другом направлении. Но эта прогулка перейдет в завтрашний день, где я о ней и расскажу.

Фотографии

Вперед