21 июля 2009 года. Ладожское озеро


Это было что-то вроде небольшого пикника на берегу Ладожского озера.

Фотографии

Список поездок

Карелия – Соловки – Кириллов – Ферапонтово. 2009 год

Эта поездка была практически спонтанной, поскольку после 2 лет работы без отпуска вдруг образовалась возможность вырваться на волю, убежав от дел. Поэтому и ехал без всякого плана, куда глаза глядят.

Маршрут в целом (по треку GPS) показан на рисунке.

plasma-desktop_030

Для самостоятельной работы с треком вы можете загрузить файл в формате KML, пригодный для программы Google Earth. Файл представлен в форме архива ZIP (2,6 Мбайт). Можно также посмотреть маршрут на большой карте с масштабированием, воспользовавшись ссылкой.

Время в этом файле и остальных публикуемых треках представлено в формате UTC.


29 июня — СПб. — Васильево

30 июня — Васильево — Суоярви (фотографии)

1 июля — Суоярви — Кемь (фотографии)

2 июля — Кемь — Соловки — Мурманское шоссе (фотографии)

3 июля — Мурманское шоссе – Чёлмужи – Пудож – дорога R2 (фотографии)

4 июля — Дорога R2 — Каргополь — Долматово — шоссе М8 — Сямжа (фотографии)

5 июля — Сямжа — Харовск — Сокол — Кадников — шоссе М8 — Вологда — Кириллов (фотографии)

6 июля — Кириллов и окрестности (фотографии)

7 июля — Кириллов — Вытегра — Палтога (фотографии)

8 июля — Палтога — Родионово — СПб. (фотографии)


Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

8 июля 2009 года. Палтога — Родионово — СПб.

Назад



Фотографии

Список поездок

7 июля 2009 года. Кириллов — Вытегра — Палтога.

Назад



Утром сразу после завтрака отправился в Горицы. Перед спуском в село остановился — здесь открывается просторный вид на село и прячущуюся за ним Шексну.

Обстановка умиротворяющая. На склоне у дороги пасутся лошади, а за склоном видны купола монастырских церквей. И замечательная погода, а на небе красивые облака.

Спускаюсь по дороге в село и, доехав до здания местной администрации, бросаю машину на площадке у дороги. Дальше удобней пешком, хотя можно доехать и до парковочной площадки около монастыря. Но там можно столкнуться с проблемами, если много автобусов — места просто не будет.

Пройдя десяток-другой метров от администрации, где оставил машину, вижу  сидящую на табуретке около дороги бабушку, А рядом с ней разложены на траве носки, кружевные накидки, половички и много другого рукоделия. Бабушка не прочь поговорить и я останавливаюсь около нее. Через несколько минут подходит дама, которая оказывается бабушкиной дочерью. Рассказали они мне о местной обстановке, жизни в Горицах, о своей судьбе. Интересный был рассказ.

Наслушавшись дам, отправляюсь в монастырь. Вход на территорию расположен на дальнем от дороги краю монастырской стены. В стене есть какие-то калитки, но они закрыты. Есть также несколько откровенных дыр, через которые не составляет труда пройти, но это как-то недостойно. Пока шел вдоль стены, неоднократно слышал крик младенца, доносящийся изнутри. Немножко удивило это, но монастырь ведь женский, а не девичий. Почему бы там и не быть младенцам.

Фотографии

Вперед

6 июля 2009 года. Кириллов и окрестности.

Назад



В ночи долго засиделся на берегу, поэтому проснулся не рано. Утро выдалось тихое и спокойное, в Шексне отражались облака и туристские теплоходы. Неспешно позавтракал и отправился озирать окрестности.

Первым делом — монастырь, благо ехать туда совсем недалеко. Эта мощная крепость на западных рубежах Руси, хотя и не участвовала в серьезных войнах, наверное сыграла не малую роль в становлении державы. В любом случае монастырь красив. Кстати, летом здесь много змей и по траве мимо тропинок в монастырском дворе ходить не следует.

В монастырском дворе устроен музей под открытым небом, где собрано некоторое количество старинных строений и предметов из разных мест. Слегка не в тему, но пустой угол монастырского двора оживляет.

В монастыре экскурсанты и праздные гуляки вперемешку с паломниками. Уживаются и друг другу не мешают. Еще одна категория посетителей — художники и фотографы. Монахов здесь очень мало (по словам одного из них — двое монахов и один послушник). Есть некоторое количество трудников, которые помогают в монастырской работе.

Рассказывать о прогулке по монастырю можно долго, но я предложу вам посмотреть вместо этого фотографии.

После монастыря я поехал посмотреть старинный Кузьминский (Северо-Двинский) канал на окраине Кириллова. Кузьминский канал соединяет Сиверское озеро с Покровским. У самого берега Сиверского озера канал пересекает местная дорога, ведущая в село Топорня на берегу Шексны. Дорога эта идет по берегу Топорнинского канала, но туда я не поехал. Берега Кузьминского канала соединены понтонным мостом, который для прохода судов по каналу отводят в сторону озера, а проезд по дороге закрывают шлагбаумом.

Берега канала в давние времена были укреплены деревянными сваями, которые время изрядно потрепало. Последний ремонт с заменой свай был выполнен в 60-70-х годах XX века. Сейчас сваи догнивают свой век. Канал судоходного значения уже не имеет, его заменили более поздние каналы.

От моста через канал возвращаюсь в Кириллов и, обогнув монастырь, сворачиваю на дорогу в сторону Вогнемы. Перед выездом из Кириллова сворачиваю налево по улице строителей, идущей по дальней от монастыря стороне Сиверского озера. Здесь открывается широкий обзор озера и монастыря.

Отсюда направляюсь в направлении Вогнемы и, не доезжая, сворачиваю в Нилову Пустынь. Здесь расположен основанный в XV веке монастырь, известный как Нило-Сорская пустынь. Однако сейчас здесь Пустынский психоневрологический интернат и внутрь меня не пускают.

Однако местная дама из сотрудников интерната любезно предложила проводить меня до скита, где до 1930 года стояла церковь Успения Пресвятой Богородицы. Сейчас здесь лишь поклонный крест, да построенная неподалеку от него беседка для паломников. Сопровождавшая меня дама рассказала, что место это непростое — здесь даже мошкары и комаров нет, а местная скотина (коровы) напрочь не хочет пастись на поляне около скита.

День уже склонился к вечеру и, поблагодарив мою нечаянную спутницу, отправляюсь обратно в сторону Кириллова, но по дороге сворачиваю в Горицы. Здесь на берегу Шексны расположен женский монастырь. Село большое и явно не хиреющее. летом сюда пристают экскурсионные теплоходы, а паломников и экскурсантов привозат на автобусах круглый год.

Однако время уже позднее и идти в монастырь не пристало, поэтому возвращаюсь в Кириллов на присмотренную еще вчера площадку около дирекции национального парка «Русский север». Монастырь и озеро в вечернем свете выглядят сказочно красиво.

Уйти от этой красоты необычайно сложно, но, вспомнив о полнолунии, возвращаюсь к месту прошлой ночевки на берегу Шексны.

Доброй ночи!

Фотографии

Вперед

5 июля 2009 года. Сямжа — Харовск — Сокол — Кадников — шоссе М8 — Вологда — Кириллов.

Назад



Проснувшись поздним утром на окраине Сямжи, выпил кофе и поехал дальше, свернув на окраине села на местную дорогу в направлении Оброчного. Здесь вполне приличный грейдер и ехать можно достаточно быстро.

Однако вскоре дорога становится обычным проселком и даже придется переезжать вброд речку Чивицу с довольно крупными камнями.

Поскольку время уже склонялось к обеду, а я еще и не завтракал, решил сразу после брода устроить себе кормежку. Пока озирался и фотографировал, начался дождь, но менять решения уже не хотелось. Пришлось соорудить импровизированную крышу из поддона от палатки, машины и штатива.

Пообедав под дождем, добрался до деревни Согорки, где хотел посмотреть старинную церковь Троицы Живоначальной. Когда-то, в незапамятные времена, ее начали реставрировать, а потом забросили. Сейчас церковь броше и засрана в самом прямом смысле. Удивительно, что складированные под сводом доски местные дачники не растащили.

Зато рядом установлен карточный таксофон, карточки для которого в деревне просто не купить. Сколько денег бессмысленно было потрачено на «телефонизацию» населенных пунктов, в которых порой и населения не было. Зато галочку чиновники поставили и деньги попилили.

Следующая остановка в Харовске, у церкви Серафима Саровского. Здесь все аккуратно и прибрано. Да и сам городок производит приятное впечатление.

От церкви по улице Пустораменской доезжаю до братского кладбища на окраине городка. Здесь тоже все ухожено — помнят об умерших в местных госпиталях бойцах.

От Харовска еду в южном направлении по асфальтовой дороге, ведущей в Сокол. Доехав до Архангельского, сворачиваю в село, чтобы посмотреть местный храм. Он виден издалека и проехать мимо — никак.

Село большое и живое, что не может не радовать. Зацепил меня памятник всем погребенным около церкви Святого Духа на въезде в село.

Старинная церковь Михаила Архангела, которая и заманила меня сюда, выглядит очень величественно. Белокаменный высокий собор на краю села. Но реставрация нужна ему. Нижние ярусы кирпичей уже не покрыты штукатуркой и разрушаются.

От Архангельского час с небольшим до тихого вологодского городка Кадников. Патриархальный спокойный городок, где бабушки ждут на ступеньках, пока откроется церковь, читая газету, а другую газету подстелив на ступеньку.

От Кадникова по шоссе М8 доезжаю до вологодской окружной дороги, оставляю Вологду слева и сворачиваю потом на шоссе А-119, ведущее в Кириллов.

После сел Семенково (справа) и Молочное (слева) дорога идет среди широких полей и только вдали виднеются крыши деревенских домиков. Поля, кстати, ухоженные.

По мере приближения к Кубенскому озеру справа начинают появляться большие села. Здесь люди живут издревле и в селах еще сохранились старинные дома и церкви. Поэтому вскоре я сворачиваю с шоссе направо и попадаю в село Кубенское. На въезде остановился, привлеченный водонапорной башней в форме почти правильной сферы на длинной ножке.

Село Кубенское достаточно большое и совсем не выглядит запущенным как многие другие села в России. Здесь есть достаточно новые строения совсем не дачного вида и сохранилось много старинных сооружений как деревянных, так и кирпичных.

Уже на выезде из села остановился у церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Старинная церковь со станами из красного кирпича выглядит отлично даже в заброшенном состоянии. А на остатках старинного кладбища еще сохранились гранитные надгробия.

Из Кубенского возвращаюсь на шоссе и продолжаю ехать в сторону Кириллова. Справа по берегу Кубенского озера тянется практически непрерывная цепочка старинных сел, в которых видны заброшенные церкви. Но время уже к вечеру, поэтому никуда не заезжаю. Остановился ненадолго на развилке у села Воздвиженье. Хорошо видимая с дороги церковь Воздвиженья Креста Господня просто не позволила проехать мимо.

Еду дальше в направлении Кириллова и останавливаюсь у села Сяма, где родился Владимир Алексеевич Гиляровский. Сделав почти на бегу несколько снимков, двигаюсь дальше. Время уже начинает поджимать и не хочется искать место для стоянки в темноте.

Через час с небольшим приезжаю в Кириллов и, объехав монастырь, останавливаюсь около дирекции национального парка «Русский север». Отсюда открывается отличный вид на Кирилло-Белозерский монастырь.

Однако для лагеря это место не совсем подходит — утром люди придут на работу, а тут машина и палатка. Сделав несколько снимков, отправляюсь на поиски подходящего для ночевки места, поскольку спать в машине совершенно нет желания. Искал довольно долго и уже к полуночи подъехал к заброшенной паромной пристани, которой пользовались, пока не было моста через Шексну. Место не самое уютное, зато открывается отличный вид на Шексну и село Иванов Бор на другом берегу. Тем более, сегодня полная луна и чистое небо. Решено, ночевать буду здесь.

Фотографии

Вперед


4 июля 2009 года. Дорога R2 — Каргополь — Долматово — шоссе М8 — Сямжа.

Назад



Вчерашний день затянулся до сегодня, поскольку в окрестностях Пудожа и не нашел удобного места для ночевки. В результате уже за полночь подъехал к границе Карелии с Архангельской областью. Когда-то здесь была площадка для парковки машин рядом с дорогой. Но потом какая-то «добрая» душа решила отделить ее от дороги непроезжей канавой. Тем не менее, машины здесь останавливаются по краям дороги, кто-то переночевать, иные просто перекусить. В результате окрестности загажены до полного безобразия остатками упаковок от продуктов и прочим дорожным мусором.

Перекурив на этой придорожной помойке, отправляюсь в путь по Архангельской области. Асфальт на граничц заканчивается. Дорога и в Карелии была не очень хороша, а здесь начинается грунтовка, которая уже забыла, что такое грейдер. Ямы, глубокие лужи, тряска. Часа через полтора подъезжаю к поклонному кресту на перекрестке. Здесь ответвляется лесная дорога на Челму.

Была мысль поискать место для ночевки на лесной дороге, начинающейся от креста, но удачи эта идея не принесла и пришлось ехать дальше. Видимо был в этом какой-то смысл, поскольку вскоре я приехал к деревне Большие Лядины с чудным ансамблем деревянных церквей. Усталось к тому времени уже накопилась изрядная, да и людей шумом машины будить не хотелось, поэтому ограничился несколькими снимками прямо с дороги.

Насмотревшись на старинные церкви, отправляюсь дальше в направлении Каргополя. Через некоторое время грунтовая дорога с ямами и колдобинами превращается в бетонку, выложенную короткими плитами. Стыки плит не заделаны и края бетона уже изрядно обломались за прошедшие годы, поэтому тряска на этом участке дороги еще больше, нежели было на грунтовке. И только перед самым Каргополем начинается более или менее сносный асфальт. По нему и доезжаю до перекрестка дорог перед въездом в городок. Укатался к тому моменту изрядно, поэтому залег спать в машине рядом с перекрестком.

Проспал до 10 часов и, наскоро позавтракав, отправился смотреть Каргополь. Здесь сохранилось много старинных церквей и домов. Машину бросил в центре и отправился гулять пешком. Прогулки по городу описывать не стану, лучше посмотреть фотографии.

Подойдя к местной колокольне, увидел объявление о времени звона, которое как раз подходило. На колокольню попасть хотелось, поэтому зафиксировал время окончания звона, чтобы вернуться. оказалось, что мои предположения были ошибочными и на колокольню можно было подняться вместе со звонарем.

Погуляв по центральной части городка и берегу Онеги, вернулся в подходящее время к колокольне и обнаружил около нее лежбище бродячих собак. Они оказались вполне мирными, хоть и облаяли меня по-хозяйски.

Колокольня оказалась довольно интересной. Лестница, по которой туда поднимаются, представляет собой узкий наклонный коридор, где с небольшим кофром иной раз было не повернуться и приходилось снимать его с плеча.

С колокольни хорошо видно Каргополь и окрестности городка. Да и колокола интересны. Осталось только сожалеть, что не попал туда со звонарем.

Спустившись с колокольни, отправился гулять в сопровождении местных собак. Они периодически тявкали на меня, но агрессии не проявляли. Так и ходили за мной довольно долго.

Неподалеку от колокольни, на берегу Онеги наткнулся на памятник Александру Баранову — первому правителю Русской Америки. Богат наш Север первопроходцами. А мы зачастую и не знаем о них ничего.

Около церкви Рождества Богородицы высокая трава была скошена и убрана. Немножко удивился этому, но пройдя дальше, увидел отца Бориса, который точил косу, а затем отправился бороться с травой дальше.

Нагулявшись по Каргополю, поехал дальше, кода стукнуло уже почти 15 часов. По дороге ничего интересного не встретилось и пару часов ехал без остановок. Однако пора поесть и я остановился на берегу речки Волошка. Пока готовилась еда, осмотрел окрестности и обнаружил уходящую в даль гать из горбыля. Гать довольно длинная, конца ей не видно.

После обеда двигаюсь дальше по дороге R2 в направлении шоссе «Холмогоры». Останавливаюсь на краю большой деревни Андреевская. Сначала меня привлекло озеро у дороги.

Перекурив у озера, возвращаюсь на дорогу и проезжаю Андреевскую до другого края. Деревня живая, вдоль дороги гуляют мамы с колясками. На дальнем краю останавливаюсь около поклонного креста на берегу озера Борового. Озеро вечером зеркально гладкое и в воде отражаются стройные сосны.

Еще через час останавливаюсь на берегу речки Икса, что пересекает дорогу R2. Делаю несколько снимков и еду дальше — уже вечереет.

Через 20 минут снова останавливаюсь у моста через реку Конакшанка. Тихий летний вечер, машин на шоссе нет, речка как зеркало.

Но нужно уже поторапливаться, чтобы найти нормальное место для ночлега. Еду я на юг и ночи уже становятся длиннее. Примерно к 22 часам доезжаю до Долматово, где R2 соединяется с шоссе М8 «Холмогоры» и сворачиваю на него в направлении Вологды. Минут за 20 доезжаю до большого села Юхнево, на окраине которого стоит заброшенная деревянная церковь Николая Чудотворца.

Практически напротив церкви от шоссе уходит влево грунтовая дорожка на берег реки Вага. С шоссе хорошо видно, что берег здесь ровный и плоский, поэтому сворачиваю туда и устраиваюсь в траве на ровной площадке. Ставлю воду на огонь и иду снимать церковь в закатном свете.

Пока снимал церковь и поглощал приготовленный ужин, место это мне совершенно разонравилось и в результате в ночи я отправился дальше, проехав еще 200 км до окраины села Сямжа в Вологодской области. Спать снова пришлось в машине.

Фотографии

Вперед


3 июля 2009 года. Мурманское шоссе — Чёлмужи — Пудож — дорога R2.

Назад



Вчера я немного не доехал до Медвежьегорска и, памятуя о том, что до этого мест для ночевки там не нашлось, просто остановился на придорожной стоянке прямо у шоссе. Утром быстренько перекусил, выпил кофе и, миновав Медвежьегорск, где смотреть нечего, направился в сторону Пудожа по дороге А-119.

Первая остановка случилась перед въездом в Пиндуши, где справа от дороги виднелась полуразрушенная деревянная церковь. Как потом выяснилось, это была заброшенная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Она уже откровенно разрушается и дела, похоже, до этого никому нет. Печальная картина.

Возвращаюсь на дорогу и, проехав километров 15, натыкаюсь на указатель в урочище «Сандармох». Слово незнакомое и любопытство заманило заехать туда. Оказался очередной «мемориал» в память «невинно убиенных». Тогда я еще по наивности верил, что это действительно «расстрельные места». Однако с течением времени, прочитав достаточно много исторических документов и покопавшись в истории этих «мемориалов», разобрался, что по большей части это откровенное лицемерие. Не стану говорить, что репрессий в стране не было, но то, что пишут в этих «мемориалах» и рассказывают их организаторы и апологеты, на поверку оказывается откровенно высосанными из пальца (или еще чего) историями о том, как один НКВДшник денно и нощно расстреливал невинные жертвы из своего наградного маузера (табельного нагана). Вот цитата с сайта

«Практически всех этих 1111 человек из своего табельного нагана лично расстрелял капитан госбезопасности Михаил Родионович Матвеев. Иногда ему помогал младший лейтенант госбезопасности Георгий Леонгардович Алафер – помощник коменданта УНКВД ЛО Алафер. За один день Матвеев умудрялся «исполнить» от 180 до 265 человек.»

Попробуйте представить себе, как можно в течение одного ноябрьского северного дня расстрелять из нагана более 200 человек в одиночку. Верится с трудом.

Но вернемся к мемориалу. У входа на территорию камень с надписью «Люди, не убивайте друг друга». Это, пожалуй, единственная часть комплекса, которая не вызывает у меня стойкого неприятия. Хотя подобное уже было в Библии, но почему-то никак не действует. А дальше очень интересно и показательно. Вроде тут все жертвы, вроде все невинны и убиты как-то вместе. Но «памятники» строго растащены по каким-то «сообществам» — национальным, религиозным. И на этом некоторые политики и «историки», а также архитекторы «попиарились» всласть, да и до сих пор продолжают это.

Только 1111 привезенным специально с Соловков и расстрелянным лично Матвеевым, посвятили общую доску, прикрепленную к камню.

С тяжелым сердцем покидаю я эту «обитель лицемерия» и еду дальше. Следующая остановка — Повенец. Здесь во время Великой Отечественной войны проходил один из рубежей обороны и на окраине селения перед въездом на мост у шлюза №1 на небольшом холе установлена пушка, обращенная на запад.

Перед пушкой влево от шоссе уходит грунтовая дорожка, в конце которой видна площадка с храмом необычной архитектуры. Сворачиваю туда. «Храм Святителя Николая построен в 2004 году в память строителей Беломорско-Балтийского канала на средства работников «Совета по туризму С, Петербурга» и семьи Никифоровых». Это объясняет необычную архитектуру храма.

На берег канала я по какой-то причине не пошел, а вернулся на дорогу и поехал дальше. То ли близящееся к обеду время, то ли еще какие-причины вскоре побудили меня свернуть с шоссе направо и поехать по лесной дороге. Там ничего интересного не обнаружилось, зато я попал по дождь и приготовил себе обед.

Отобедав, вернулся на шоссе А-119 и поехал дальше в юго-восточном направлении. Через несколько десятков километров (примерно час), сворачивая направо в село Чёлмужи. Село стоит на обоих берегах речки Немина, через которую переброшен древний и весьма сомнительной прочности мост, перед которым стоят довольно устрашающие знаки и тоже совсем не юные.

Некоторое время подумав, все-таки переезжаю по мосту на другую сторону и останавливаюсь там в раздумье на предмет дальнейших действий. Через непродолжительное время рядом со мной останавливается Mitsubishi с московским номером и из нее в мою сторону направляется Алексей Угрин (тогда мы еще не были знакомы). Поздоровавшись, Алексей рассказал мне о чудесном месте под названием Чёлмужская коса и даже любезно согласился показать дорогу. Откладываю осмотр села на более позднее время и еду за Алексеем.

Дорога оказалась недолгой (кстати, вполне приличной, только пыльной) и вскоре мы уже остановились в чистом сосновом бору на берегу Онежского озера. Алексей с Татьяной показали мне окрестности, рассказали о восточной и западной косе и, попрощавшись, уехали по своим делам.

Когда ребята уехали, я вышел на берег и тут же наткнулся на цепочку крупных медвежьих следов вдоль пляжа. А ближе к воде шла цепочка мелких следов. Так! Место занято и задерживаться здесь не резон. По размышлении, решил что достаточно будет просто быть внимательным. Лето теплое, корма много и медведи не агрессивны. Главное, чтоб медвежонок не захотел поиграть со мной.

Кстати, в последующие годы я не раз приезжал в эти места, но не видел больше следов, да и медведи не встречались.

На северном берегу косы озеро было гладкое и спокойное. Вода теплая и я с удовольствием искупался. Правда отмель здесь очень широкая и приходится долго идти ко колено в воде.

А на другой стороне косы, отделенной лишь узкой полоской соснового леса, откровенно штормило и даже снимать было проблематично, поскольку брызги от волн откровенно заливали оптику.

Где-то за пеленой дождя пряталась деревянная церковь в селе Чёлмужи, куда я и собирался поехать снова. Здесь дождя еще не было и по накатанной лесной дороге я быстро вернулся в село, а там добрался до окраины, где на старинном кладбище и была та церковка. Богоявленская!

После прогулок по кладбищу вокруг церкви захотелось воздуха и свободы, поэтому двинулся обратно в сторону шоссе. Да и время уже поджимало. По разбитому мосту вернулся на правый берег Немины и выехал на шоссе. И снова на юго-восток, в сторону Пудожа.

Следующая остановка у моста через речку Пяльма. Лесная речка с довольно широким руслом и мощным потоком. В воде встречаются довольно крупные камни и по берегам видны выходы небольших скал из слабых пород. Пройдя немного вверх по течению реки левым берегом, возвращаюсь к машине и еду правым берегом вниз по течению реки к старинной деревеньке по имени Пяльма.

Сейчас эта деревня уже почти заброшена, а неподалеку на берегу Онего расположен одноименный поселок. Перед деревней через реку переброшен узкий мостик без ограждений. Ехать по нему страшновато, но другого пути нет. Перед въездом на мост попал под коротких, но достаточно сильный дождь и это усугубило проблему проезда. Мост стал скользким.

В деревне сохранилось несколько крепких деревянных домов на поперечной к реке улице, да полуразвалившиеся бани на правом берегу реки. Однако дачники осваивают деревню и видны строящиеся домики.

Доезжаю до расположенной на кладбище часовни Илии Пророка (18 век). Она изрядно обветшала, но видны следы реставрации.

От часовни возвращаюсь к мосту и решаю ехать к шоссе по лесной дороге. Дорога эта оказалась практически заброшенной и местами приходилось откровенно продираться через заросли. Тем не менее проехал.

Вернувшись на шоссе, еду без остановок до моста через речку Туба. Лесная речка с каменистым руслом. Сделал несколько снимков и дальше.

Остановился уже на окраине Пудожа, привлеченный радугой над полем.

Неподалеку рядом с дорогой оказалась деревянная церковь Серафима Саровского. Она как-то затерялась в одноэтажной окраинной улице среди обычных домов.

В окрестностях Пудожа попытался найти удобное место для ночевки, однако совсем не преуспел в этом деле. Покрутился туда-сюда и после непродолжительных раздумий поехал дальше в сторону Каргополя. Но об этом уже в следующей заметке. Доброй ночи!

Фотографии

Вперед


2 июля 2009 года. Кемь — Соловки -Мурманское шоссе

Назад



Теплоход отправлялся в 8 часов от пристани, до которой идти было совсем недалеко. Утро выдалось хмурое и на причале уже стояло изрядно людей, готовых подняться на борт. Присоединился и я к ним. Публика на Соловки едет совершенно разношерстная — паломники, фотографы, волонтеры и просто любители поглазеть. Многие едут туда достаточно надолго и тащат с собой кто баул, кто рюкзак. Достаточно много людей с велосипедами. Как потом выяснилось, велосипед — самый распространенный транспорт на Соловках.

Неподалеку от причала видна на берегу церквушка, где снимали фильм «Остров». Выглядит церковь, да и берег около нее весьма неказисто. Особенно в пасмурное утро.

Хода до Соловков примерно 3 часа. В море встречается много островов по обоим бортам, но в такую погоду на них ничего и не разглядеть. Теплоход сопровождают стаи прикормленных чаек. Они жрут (иначе не скажешь) протягиваемые пассажирами булки, а потом старательно на этих пассажиров гадят, атакуя весьма прицельно. Паскудные птицы, нечего сказать.

Три часа хоть и долго тянулись в бездеятельности, однако закончились и вот уже открывается вид на Секирную горку и монастырь. Можно начинать съемку, хотя свет никакой.

Через некоторое время теплоход швартуется к причалу на Большом Соловецком острове. Пора на берег. Все попутчики, с которыми общался на борту, разбежались по своим делам, а я неспешно двинулся по дороге к монастырю.

Перед монастырем установлен обелиск в память о погибших юнгах — воспитанниках «Школы юнгов Северного флота».

Каменные стены и башни монастыря поражают своей фундаментальностью и прочностью. Их не смогли разрушить даже долгие годы небрежения на протяжении большей части XX века. Следы, конечно остались, но крупных разрушений почти нет.

Побродив снаружи, прохожу через калитку на территорию монастыря. Здесь тоже все фундаментально и основательно. Стены, старинные надгробия, ступени — все из прочного камня или высококачественных кирпичей, которые даже времени не подвластны. И реставрация везде после десятков лет разрухи.

В какой-то момент в юго-восточном углу монастрырского двора обнаружил лаз, ведущий внутрь стены и конечно забрался туда. Выкокий и широкий ход идет вдоль всей восточной стены монастыря, обращенной к озеру. Наверное и в других стенах есть такие же ходы, но попасть в них не удалось. Впрочем и не искал специально.

Налазавшись в подземельях, выбрался наружу и вышел из монастыря к озеру. Здесь отличная набережная.

Пройдя вдоль монастырской стены и озера, решил свернуть направо и пройти по дороге в сторону местного аэропорта и острова Большая Муксалма. Времени уже было достаточно много, поэтому решил пройти сколько успею до возвращения к обратному теплоходу.

Таблички с названиями улиц здесь интересны. На одном доме можно увидеть несколько табличек с разными названиями улицы из разных времен. А на некоторых табличках из под верхнего слоя краски проглядывает один-два следующих с другими названиями. Живая история.

У развилки дорог в аэропорт и на Муксалму установлены указатели, а рядом симпатичная деревянная церквушка с резной иконой над входом.

Времени дойти до Муксалмы на этот раз мне не хватило, в 17:30 уходил теплоход. В начале девятого я оказался уже на берегу и, забрав машину со стоянки, вернулся на Мурманское шоссе и двинулся по нему в сторону Медвежьегорска. Долгий день на ногах изрядно утомил и до Медвежьегорская я не доехал, устроившись спать прямо на придорожной стоянке.

Фотографии

Вперед


 

1 июля 2009 года. Суоярви — Кемь

Назад


Трек оказался неполным, но дорога от Медвежьегорска до Рабочеостровска около Кеми однозначна, если не лезть в глухие дебри.


Несмотря на долгий день и сравнительно длинный путь, спать не хотелось и я долго просидел на берегу, прежде чем забраться в палатку. «Закато-восход» белой ночи был очень хорош.

В результате спать отправился уже в четвертом часу и проспал почти до полудня.

Быстро собираюсь, завтракая и продолжаю ехать на север в направлении Тойвола.  Через пару километров останавливаюсь за мостом через реку Шуя, популярную среди водных туристов. И сейчас на ней совсем не пустынно — мимо меня проходит пара катамаранов.

Около моста на правом берегу Шую было какое-то селение или просто отдельный дом, от которого сохранились лишь остатки фундамента да каменные ступени крылечка.

Поснимав Шую и «сплавщиков», отправляюсь дальше по грунтовке на север. Тойволу проезжаю без остановки. Километров через 20 после моста через Шую останавливаюсь у моста через безымянную лесную речку. Уже и не вспомнить, что меня там привлекло.

Отсюда без остановок через Лахколампи и Поросозеро. Остановился перекурить у дороги километрах в 15 после поселка Поросозеро. Здесь обычный лес и остановка не затянулась.

Грунтовка здесь хорошая, но дождя давно не было, поэтому очень пыльно и машина уже вся пропиталась пылью. Но других вариантов нет. Километров через 10 после остановки дорога разветвляется — налево Гумарино, направо Юстозеро. Мне, пожалуй, направо, хотя не был ни там, ни там.

Минут 20 после развилки дорога круто поворачивает направо и выводит на берег Совдозера. Здесь плоский берег и даже местами оборудованы стоянки, на одну из которых я и заезжаю с намерением пообедать и искупаться.

Однако жизнь вносит свои коррективы. Место тут открытое, солнечное и в воздухе кружится огромное число слепней. Сразу-то я их не заметил и даже успел вынуть из машины все нужное для приготовления обеда. Поставил воду на огонь, разделся с намерением искупаться и тут они меня учуяли. Навалились скопом и пришлось срочно бежать в воду. Но и в озере эти твари не дали мне спокойно поплавать. Заставили злыдни быстро выскочить из воды, одеться и сократить обед до чашки чая с бутербродом. А гадов этих в машину налетела уйма. Пришлось выдувать их, открыв все окна.

Проехав по дороге чуть больше часа, свернул налево в лес и оказался на берегу Семчозера. Здесь красивая полянка в чистом сосновом лесу с отличным видом на озеро. Но толком пообедать мне снова не удалось. Едва что-то успел приготовить, как хлынул ливень. да настолько сильных, что пришлось прятаться в машине. Хорошо, успел утащить приготовленную еду внутрь. Там и ел в тесноте.

Летний дождь недолог и вскоре опять светило солнышко. Но задерживаться здесь уже не хотелось и поехал дальше. Почти без остановок до Медвежьегорска. В дороге еще несколько раз попадал под дождь, но он был уже не такой сильный.

Дорога ждесь уже асфальтовая, но асфальт помнит еще КПСС. На развилке перед Медвежьегорском после некоторых раздумий решил поискать где-нибудь место для ночевки и уже завтра двинуть дальше на север, чтобы потом съездить на Соловки из Беломорска или Кеми. Что-то заманило меня (то ли карта, то ли дорожный указатель) миновать Медвежьегорск с его убитыми до полного безобразия улицами и поехать дальше в сторону Пудожа. Однако, доехал до селения Пиндуши, подходящего места для лагеря я не нашел и пришлось вернуться в Медвежьегорск.

Еще раз преодолев разбитые улицы города, остановился на окраине, где на местном кладбище обратил внимание на новую деревянную церквушку. Сделав несколько фотографий, выезжаю на шоссе Р-21 и направляюсь на север в направлении Мурманска. Был у меня соблазн проехать по дороге, которая была проложена во время строительства Беломорканала, но что-то остановило и поехал по шоссе. Вряд ли удалось бы мне в одиночку пробраться по этой давно заброшенной дороге.

Проехал примерно час по Р-21, остановился на берегу озера. Здесь популярное место остановки среди дальнобойщиков и едущих в отпуска северян. Отличная площадка на берегу рядом с дорогой, но «засрана» до безобразия. Пока готовилась еда, собрал и сжег в костре несколько десятков килограммов горючего мусора — бутылок, пакетов, одноразовых тарелок и прочей дряни. Печально это, но не хотим мы убрать за собой. «После нас хоть потоп». А потом удивляемся загаженности своих дорог.

С шоссе открывается шикарный вид на дорогу и озерную гладь с обеих сторон.

Однако время уже позднее, а мне еще ехать и ехать. Сейчас уже не вспомню, почему не свернул в Беломорск, а поехал в Кемь, но это было правильное решение, поскольку теплоходы ходят именно из Кеми, точнее из Рабочеостровка. В Кемь приехал уже около полуночи, а потом еще километров 15 петлял до причала в Рабочеостровске. Здесь повезло — были места в гостинице и билеты на завтрашний теплоход на Соловки. Поэтому устроил себе шикарный ужин с коньяком в уютном номере.

Фотографии

Вперед