21 июля 2009 года. Ладожское озеро


Это было что-то вроде небольшого пикника на берегу Ладожского озера.

Фотографии

Список поездок

Карелия – Соловки – Кириллов – Ферапонтово. 2009 год

Эта поездка была практически спонтанной, поскольку после 2 лет работы без отпуска вдруг образовалась возможность вырваться на волю, убежав от дел. Поэтому и ехал без всякого плана, куда глаза глядят.

Маршрут в целом (по треку GPS) показан на рисунке.

plasma-desktop_030

Для самостоятельной работы с треком вы можете загрузить файл в формате KML, пригодный для загрузки в программу Google Earth. Файл представлен в форме архива ZIP (2,6 Мбайт). Можно также посмотреть маршрут на большой карте с масштабированием, воспользовавшись ссылкой.

Время в этом файле и остальных публикуемых треках представлено в формате UTC.


29 июня — СПб. — Васильево

30 июня — Васильево — Суоярви (фотографии)

1 июля — Суоярви — Кемь (фотографии)

2 июля — Кемь — Соловки — Мурманское шоссе (фотографии)

3 июля — Мурманское шоссе – Чёлмужи – Пудож – дорога R2 (фотографии)

4 июля — Дорога R2 — Каргополь — Долматово — шоссе М8 (фотографии)

5 июля — Шоссе М8 — Сямжа — Харовск — Сокол — Кадников — шоссе М8 — Вологда — Кириллов (фотографии)

6 июля — Кириллов и окрестности (фотографии)

7 июля — Кириллов — Вытегра — Палтога (фотографии)

8 июля — Палтога — Родионово — СПб. (фотографии)


Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

8 июля 2009 года. Палтога — Родионово — СПб.

Назад



Фотографии

Список поездок

7 июля 2009 года. Кириллов — Вытегра — дорога на Подпорожье.

Назад



Фотографии

Вперед

6 июля 2009 года. Кириллов и окрестности.

Назад



Фотографии

Вперед

5 июля 2009 года. Шоссе М8 — Сямжа — Харовск — Сокол — Кадников — шоссе М8 — Вологда — Кириллов.

Назад



Фотографии

Вперед


4 июля 2009 года. Дорога R2 — Каргополь — Долматово — шоссе М8.

Назад



Фотографии

Вперед


3 июля 2009 года. Мурманское шоссе — Чёлмужи — Пудож — дорога R2.

Назад



Вчера и немного не доехал до Медвежьегоррска и, памятую о том, что до этого мест для ночевки там не нашлось, просто остановился на придорожной стоянке прямо у шоссе. Утром быстренько перекусил, выпил кофе и, миновав Медвежьегорск, где смотреть нечего, направился в сторону Пудожа по дороге А-119.

Первая остановка случилась перед въездом в Пиндуши, где справа от дороги виднелась полуразрушенная деревянная церковь. Как потом выяснилось, это была заброшенная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Она уже откровенно разрушается и дела, похоже, до этого никому нет. Печальная картина.

Возвращаюсь на дорогу и, проехав километров 15, натыкаюсь на указатель в урочище «Сандармох». Слово незнакомое и любопытство заманило заехать туда. Оказался очередной «мемориал» в память «невинно убиенных». Тогда я еще по наивности верил, что это действительно «расстрельные места». Однако с течением времени, прочитав достаточно много исторических документов и покопавшись в истории этих «мемориалов», разобрался, что по большей части это откровенное лицемерие. Не стану говорить, что репрессий в стране не было, но то, что пишут в этих «мемориалах» и рассказывают их организаторы и апологеты, на поверку оказывается откровенно высосанными из пальца (или еще чего) историями о том, как один НКВДшник денно и нощно расстреливал невинные жертвы из своего наградного маузера (табельного нагана). Вот цитата с сайта

«Практически всех этих 1111 человек из своего табельного нагана лично расстрелял капитан госбезопасности Михаил Родионович Матвеев. Иногда ему помогал младший лейтенант госбезопасности Георгий Леонгардович Алафер – помощник коменданта УНКВД ЛО Алафер. За один день Матвеев умудрялся «исполнить» от 180 до 265 человек.»

Попробуйте представить себе, как можно в течение одного ноябрьского северного дня расстрелять из нагана более 200 человек в одиночку. Верится с трудом.

Но вернемся к мемориалу. У входа на территорию камень с надписью «Люди, не убивайте друг друга». Это, пожалуй, единственная часть комплекса, которая не вызывает у меня стойкого неприятия. Хотя подобное уже было в Библии, но почему-то никак не действует. А дальше очень интересно и показательно. Вроде тут все жертвы, вроде все невинны и убиты как-то вместе. Но «памятники» строго растащены по каким-то «сообществам» — национальным, религиозным. И на этом некоторые политики и «историки», а также архитекторы «попиарились» всласть, да и до сих пор продолжают это.

Только 1111 привезенным специально с Соловков и расстрелянным лично Матвеевым, посвятили общую доску, прикрепленную к камню.

С тяжелым сердцем покидаю я эту «обитель лицемерия» и еду дальше. Следующая остановка — Повенец. Здесь во время Великой Отечественной войны проходил один из рубежей обороны и на окраине селения перед въездом на мост у шлюза №1 на небольшом холе установлена пушка, обращенная на запад.

Перед пушкой влево от шоссе уходит грунтовая дорожка, в конце которой видна площадка с храмом необычной архитектуры. Сворачиваю туда. «Храм Святителя Николая построен в 2004 году в память строителей Беломорско-Балтийского канала на средства работников «Совета по туризму С, Петербурга» и семьи Никифоровых». Это объясняет необычную архитектуру храма.

На берег канала я по какой-то причине не пошел, а вернулся на дорогу и поехал дальше. То ли близящееся к обеду время, то ли еще какие-причины вскоре побудили меня свернуть с шоссе направо и поехать по лесной дороге. Там ничего интересного не обнаружилось, зато я попал по дождь и приготовил себе обед.

Отобедав, вернулся на шоссе А-119 и поехал дальше в юго-восточном направлении. Через несколько десятков километров (примерно час), сворачивая направо в село Чёлмужи. Село стоит на обоих берегах речки Немина, через которую переброшен древний и весьма сомнительной прочности мост, перед которым стоят довольно устрашающие знаки и тоже совсем не юные.

Некоторое время подумав, все-таки переезжаю по мосту на другую сторону и останавливаюсь там в раздумье на предмет дальнейших действий. Через непродолжительное время рядом со мной останавливается Mitsubishi с московским номером и из нее в мою сторону направляется Алексей Угрин (тогда мы еще не были знакомы). Поздоровавшись, Алексей рассказал мне о чудесном месте под названием Чёлмужская коса и даже любезно согласился показать дорогу. Откладываю осмотр села на более позднее время и еду за Алексеем.

Дорога оказалась недолгой (кстати, вполне приличной, только пыльной) и вскоре мы уже остановились в чистом сосновом бору на берегу Онежского озера. Алексей с Татьяной показали мне окрестности, рассказали о восточной и западной косе и, попрощавшись, уехали по своим делам.

Когда ребята уехали, я вышел на берег и тут же наткнулся на цепочку крупных медвежьих следов вдоль пляжа. А ближе к воде шла цепочка мелких следов. Так! Место занято и задерживаться здесь не резон. По размышлении, решил что достаточно будет просто быть внимательным. Лето теплое, корма много и медведи не агрессивны. Главное, чтоб медвежонок не захотел поиграть со мной.

Кстати, в последующие годы я не раз приезжал в эти места, но не видел больше следов, да и медведи не встречались.

На северном берегу косы озеро было гладкое и спокойное. Вода теплая и я с удовольствием искупался. Правда отмель здесь очень широкая и приходится долго идти ко колено в воде.

А на другой стороне косы, отделенной лишь узкой полоской соснового леса, откровенно штормило и даже снимать было проблематично, поскольку брызги от волн откровенно заливали оптику.

Где-то за пеленой дождя пряталась деревянная церковь в селе Чёлмужи, куда я и собирался поехать снова. Здесь дождя еще не было и по накатанной лесной дороге я быстро вернулся в село, а там добрался до окраины, где на старинном кладбище и была та церковка. Богоявленская!

После прогулок по кладбищу вокруг церкви захотелось воздуха и свободы, поэтому двинулся обратно в сторону шоссе. Да и время уже поджимало. По разбитому мосту вернулся на правый берег Немины и выехал на шоссе. И снова на юго-восток, в сторону Пудожа.

Следующая остановка у моста через речку Пяльма.

Фотографии

Вперед


2 июля 2009 года. Кемь — Соловки -Мурманское шоссе

Назад



Теплоход отправлялся в 8 часов от пристани, до которой идти было совсем недалеко. Утро выдалось хмурое и на причале уже стояло изрядно людей, готовых подняться на борт. Присоединился и я к ним. Публика на Соловки едет совершенно разношерстная — паломники, фотографы, волонтеры и просто любители поглазеть. Многие едут туда достаточно надолго и тащат с собой кто баул, кто рюкзак. Достаточно много людей с велосипедами. Как потом выяснилось, велосипед — самый распространенный транспорт на Соловках.

Неподалеку от причала видна на берегу церквушка, где снимали фильм «Остров». Выглядит церковь, да и берег около нее весьма неказисто. Особенно в пасмурное утро.

Хода до Соловков примерно 3 часа. В море встречается много островов по обоим бортам, но в такую погоду на них ничего и не разглядеть. Теплоход сопровождают стаи прикормленных чаек. Они жрут (иначе не скажешь) протягиваемые пассажирами булки, а потом старательно на этих пассажиров гадят, атакуя весьма прицельно. Паскудные птицы, нечего сказать.

Три часа хоть и долго тянулись в бездеятельности, однако закончились и вот уже открывается вид на Секирную горку и монастырь. Можно начинать съемку, хотя свет никакой.

Через некоторое время теплоход швартуется к причалу на Большом Соловецком острове. Пора на берег. Все попутчики, с которыми общался на борту, разбежались по своим делам, а я неспешно двинулся по дороге к монастырю.

Перед монастырем установлен обелиск в память о погибших юнгах — воспитанниках «Школы юнгов Северного флота».

Каменные стены и башни монастыря поражают своей фундаментальностью и прочностью. Их не смогли разрушить даже долгие годы небрежения на протяжении большей части XX века. Следы, конечно остались, но крупных разрушений почти нет.

Побродив снаружи, прохожу через калитку на территорию монастыря. Здесь тоже все фундаментально и основательно. Стены, старинные надгробия, ступени — все из прочного камня или высококачественных кирпичей, которые даже времени не подвластны. И реставрация везде после десятков лет разрухи.

В какой-то момент в юго-восточном углу монастрырского двора обнаружил лаз, ведущий внутрь стены и конечно забрался туда. Выкокий и широкий ход идет вдоль всей восточной стены монастыря, обращенной к озеру. Наверное и в других стенах есть такие же ходы, но попасть в них не удалось. Впрочем и не искал специально.

Налазавшись в подземельях, выбрался наружу и вышел из монастыря к озеру. Здесь отличная набережная.

Пройдя вдоль монастырской стены и озера, решил свернуть направо и пройти по дороге в сторону местного аэропорта и острова Большая Муксалма. Времени уже было достаточно много, поэтому решил пройти сколько успею до возвращения к обратному теплоходу.

Таблички с названиями улиц здесь интересны. На одном доме можно увидеть несколько табличек с разными названиями улицы из разных времен. А на некоторых табличках из под верхнего слоя краски проглядывает один-два следующих с другими названиями. Живая история.

У развилки дорог в аэропорт и на Муксалму установлены указатели, а рядом симпатичная деревянная церквушка с резной иконой над входом.

Времени дойти до Муксалмы на этот раз мне не хватило, в 17:30 уходил теплоход. В начале девятого я оказался уже на берегу и, забрав машину со стоянки, вернулся на Мурманское шоссе и двинулся по нему в сторону Медвежьегорска. Долгий день на ногах изрядно утомил и до Медвежьегорская я не доехал, устроившись спать прямо на придорожной стоянке.

Фотографии

Вперед


 

1 июля 2009 года. Суоярви — Кемь

Назад


Трек оказался неполным, но дорога от Медвежьегорска до Рабочеостровска около Кеми однозначна, если не лезть в глухие дебри.


Несмотря на долгий день и сравнительно длинный путь, спать не хотелось и я долго просидел на берегу, прежде чем забраться в палатку. «Закато-восход» белой ночи был очень хорош.

В результате спать отправился уже в четвертом часу и проспал почти до полудня.

Быстро собираюсь, завтракая и продолжаю ехать на север в направлении Тойвола.  Через пару километров останавливаюсь за мостом через реку Шуя, популярную среди водных туристов. И сейчас на ней совсем не пустынно — мимо меня проходит пара катамаранов.

Около моста на правом берегу Шую было какое-то селение или просто отдельный дом, от которого сохранились лишь остатки фундамента да каменные ступени крылечка.

Поснимав Шую и «сплавщиков», отправляюсь дальше по грунтовке на север. Тойволу проезжаю без остановки. Километров через 20 после моста через Шую останавливаюсь у моста через безымянную лесную речку. Уже и не вспомнить, что меня там привлекло.

Отсюда без остановок через Лахколампи и Поросозеро. Остановился перекурить у дороги километрах в 15 после поселка Поросозеро. Здесь обычный лес и остановка не затянулась.

Грунтовка здесь хорошая, но дождя давно не было, поэтому очень пыльно и машина уже вся пропиталась пылью. Но других вариантов нет. Километров через 10 после остановки дорога разветвляется — налево Гумарино, направо Юстозеро. Мне, пожалуй, направо, хотя не был ни там, ни там.

Минут 20 после развилки дорога круто поворачивает направо и выводит на берег Совдозера. Здесь плоский берег и даже местами оборудованы стоянки, на одну из которых я и заезжаю с намерением пообедать и искупаться.

Однако жизнь вносит свои коррективы. Место тут открытое, солнечное и в воздухе кружится огромное число слепней. Сразу-то я их не заметил и даже успел вынуть из машины все нужное для приготовления обеда. Поставил воду на огонь, разделся с намерением искупаться и тут они меня учуяли. Навалились скопом и пришлось срочно бежать в воду. Но и в озере эти твари не дали мне спокойно поплавать. Заставили злыдни быстро выскочить из воды, одеться и сократить обед до чашки чая с бутербродом. А гадов этих в машину налетела уйма. Пришлось выдувать их, открыв все окна.

Проехав по дороге чуть больше часа, свернул налево в лес и оказался на берегу Семчозера. Здесь красивая полянка в чистом сосновом лесу с отличным видом на озеро. Но толком пообедать мне снова не удалось. Едва что-то успел приготовить, как хлынул ливень. да настолько сильных, что пришлось прятаться в машине. Хорошо, успел утащить приготовленную еду внутрь. Там и ел в тесноте.

Летний дождь недолог и вскоре опять светило солнышко. Но задерживаться здесь уже не хотелось и поехал дальше. Почти без остановок до Медвежьегорска. В дороге еще несколько раз попадал под дождь, но он был уже не такой сильный.

Дорога ждесь уже асфальтовая, но асфальт помнит еще КПСС. На развилке перед Медвежьегорском после некоторых раздумий решил поискать где-нибудь место для ночевки и уже завтра двинуть дальше на север, чтобы потом съездить на Соловки из Беломорска или Кеми. Что-то заманило меня (то ли карта, то ли дорожный указатель) миновать Медвежьегорск с его убитыми до полного безобразия улицами и поехать дальше в сторону Пудожа. Однако, доехал до селения Пиндуши, подходящего места для лагеря я не нашел и пришлось вернуться в Медвежьегорск.

Еще раз преодолев разбитые улицы города, остановился на окраине, где на местном кладбище обратил внимание на новую деревянную церквушку. Сделав несколько фотографий, выезжаю на шоссе Р-21 и направляюсь на север в направлении Мурманска. Был у меня соблазн проехать по дороге, которая была проложена во время строительства Беломорканала, но что-то остановило и поехал по шоссе. Вряд ли удалось бы мне в одиночку пробраться по этой давно заброшенной дороге.

Проехал примерно час по Р-21, остановился на берегу озера. Здесь популярное место остановки среди дальнобойщиков и едущих в отпуска северян. Отличная площадка на берегу рядом с дорогой, но «засрана» до безобразия. Пока готовилась еда, собрал и сжег в костре несколько десятков килограммов горючего мусора — бутылок, пакетов, одноразовых тарелок и прочей дряни. Печально это, но не хотим мы убрать за собой. «После нас хоть потоп». А потом удивляемся загаженности своих дорог.

С шоссе открывается шикарный вид на дорогу и озерную гладь с обеих сторон.

Однако время уже позднее, а мне еще ехать и ехать. Сейчас уже не вспомню, почему не свернул в Беломорск, а поехал в Кемь, но это было правильное решение, поскольку теплоходы ходят именно из Кеми, точнее из Рабочеостровка. В Кемь приехал уже около полуночи, а потом еще километров 15 петлял до причала в Рабочеостровске. Здесь повезло — были места в гостинице и билеты на завтрашний теплоход на Соловки. Поэтому устроил себе шикарный ужин с коньяком в уютном номере.

Фотографии

Вперед